новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля
КУЛИНАРНЫЙ ТРИЛЛЕР  В ОДИННАДЦАТИ КАСТРЮЛЯХ   С ПРОЛОГОМ И  ЭПИЛОГОМ   «ГДЕ РАСТУТ МАКАРОНЫ»

КУЛИНАРНЫЙ ТРИЛЛЕР В ОДИННАДЦАТИ КАСТРЮЛЯХ С ПРОЛОГОМ И ЭПИЛОГОМ «ГДЕ РАСТУТ МАКАРОНЫ»

27 июля 2020

ПРОЛОГ

В некотором царстве, некотором государстве собралась однажды компания с целью перекусить, а для этого постичь премудрости кулинарии. Но из-за того, что эти повара готовить не умели, они сначала лезли в холодильник и угощали друг друга готовым.

Когда родители уходили на работу.

Вернувшись со службы, родители обнаруживали странности: то пенку с молока сняли, то котлета надкушена, то мясо из борща исчезло.

Незабудкины и Мальчиковы, Шурик и Даша, жили по соседству. Они дружили со времен детского сада. 

В детском саду Шурика знали по прозвищу Босой Объелся Колбасой. Хотя любой знает: объестся колбасой трудно, ее всегда мало. А после обзаведения котом — назвали Мявой. Ну, это уже в школе. А Даша, огненно-рыжая и с веснушками, откликалась на прозвище Персик.

Готовили у Мальчиковых. Из окна кухни целыми днями валил пар или дым, потому что компания непрестанно что варила, жарила или пекла. Ладно бы дети сами увлеклись готовкой. Но Шурика к этому занятию всячески подталкивал его кот, а Дашу — никто сначала не верил! — иностранец! Турист из Англии Джордж Уинстон Крыс. 

Правда, потом к ним примкнули и другие люди, иногда даже важные должностные лица при исполнении: вкусно поесть хочется всем. Но об этом потом.

Так они и жили. 

Под рев грузовиков. 

Под стук разноцветных поездов, везущих пассажиров в далекие края.

А иногда и под цокот копыт — недалеко был ипподром.

Разумные звери рассказывали детям свои истории, невероятные, почти волшебные. Проверить невозможно, и поэтому придется коту и Крысу поверить на слово. С другой стороны, какой с них спрос?

Кот Аркадий говорил, что рожден в подвале, жил в нужде, пока его не взяли в хорошую семью. Но там не заладилось с деточками. То жестянку к хвосту привяжут, то нос наодеколонят, то валерьянкой напоят, то в туалете запрут. А когда его сбросили с третьего этажа на парашюте из наволочки, не выдержал, ушел куда глаза глядят.

Повесил на заборе объявление: «Одинокий кот, лояльный и уживчивый, снимет угол». 

Не позвонили. А телефон куда-то пропал.

Греется в подъезде, слышит: «Ой, котик! Ты чей?» Бежать — сил нет. Собрался духом, сказал, что если они пионеры, пусть лучше сразу его убьют. 

Но юных пионеров, к счастью, в это время уже отменили. Вместо них появились юные бизнесмены. Эти были из «Макдоналдса». Они назвали кота Гаврилою и забрали его к себе.

При кухне Аркадий-Гаврила сначала просто ел и смотрел. 

Но нельзя же все время только есть? Стал помогать бизнесменам: где картошку почистить, где муку просеять, где, мясо провернуть. И вырос, по его словам, до су-шефа. Правда, без оклада. Не потому что кот, а потому что без паспорта и без прописки.

Что же до Крыса, то он утверждал, что родился в центре Лондона, на помойке одного ресторана. А в бытность недорослем, Крыса, как пишут в плохих книгах, «поманил ветер дальних странствий». Как потом оказалось, лучше бы никакой ветер никуда животное не манил. Но Джордж Уинстон не мог предсказывать будущее. И поэтому пустился во все тяжкие.

Через Бирмингем он добрался до родины битлов. 

Ливерпульский дядя Джорджа, служивший в порту крысой, предложил ему стать моряком.

— Мне еще на помойке, — рассказывал Крыс друзьям со слезой, — снились океаны, острова. А также, простите, господа, за банальность, пальмы.  

Ведь у нас в Британии нет пальм, если не считать наши колонии. А в Ливерпуле туманно и сыро. Не всякая крыса выдержит. 

Дядя посадил его в ящик с макаронами, ящик погрузили на пароход, и Крыс с пароходом вышли в море. 

То есть, это пароход законно вышел в море с ящиком. А Джордж сидел в ящике незаконно, но так уж вышло. 

Они обогнули мыс Лэндс Энд и через Атлантику пошли в Испанию. Там судно выгрузило часть макарон и затоварилось миндальными пирожными и печеньем.  Для крысиного братства в трюме это было как праздник. От макарон у многих крысок началась изжога. А тут — сладости! 

Через Тунис и Сицилию, где судно пытались ограбить, они попали в Бриндизи. 

Порт Бриндизи был знаком Мяве, потому что там его отец проиграл в шашки ноутбук. 

Я бы не поверил в эту историю, но ее неожиданно подтвердил мой друг гроссмейстер Вигман, который, поиздержавшись, давал в Бриндизи платный сеанс одновременной игры. Отец Шурика сыграл с ним вничью. 

Но прочь, прочь побочные истории! Так мы никогда до конца книжки не доберемся! В Турции «Биг Мак» взял на борт партию халвы. 

И весь трюм дружно решил, что партия халвы — это лучшая партия в мире. Она даже круче партии консерваторов, — ведь партию халвы можно съесть! Однако до халвы у некоторых крысок обострился диабет. А тут еще и халва! Они бы все со временем стали как засахаренные цукаты, но тут пароход попал в шторм и стал тонуть. Это произошло недалеко от Копенгагена. 

Вот уж неприятность, хуже некуда! 

Но никто из собратьев Джорджа больше не ел халву, все от страха пили ром прямо из бочек. И конечно, распевали пиратские песни.

Капитан сухогруза «Биг Мак», порт приписки Ливерпуль, достопочтенный сэр Уильям Х. Ростбиф послал по радио сигнал бедствия, «мэйдэй». 

Шведы его, конечно, приняли, но подумали, что их разыгрывает русская подлодка. Береговая охрана хотела открыть огонь. Крыс и его пьяные соседи по трюму обреченно сидели на ящиках. 

После ремонта капитан понял, что такую халву Евросоюз не примет. И повез груз в Россию. 

Но в Санкт-Петербурге, где они ошвартовались, у Крыса и начались главные неприятности.

Как-то он вышел прогуляться по порту. А когда вернулся, пароход уже отвалил в открытое море. 

Тогда Джордж устроился в кулинарию на Невском проспекте к мадам Либераловой, продавщице одноногих кур.

Это было удивительно. Крыс точно знал, что у курицы должно быть две ноги! Или, возможно, русские вывели новую породу? 

Сомнения отпали, когда он обнаружил ящик со вторыми ногами. Либералова забирала вторые ноги домой и жарила мужу табака. Произошел ужасный скандал с криками и даже попытками кусаться. После чего Крысу велели писать заявление по собственному…

Даша Незабудкина нашла его на вокзале, когда они с родителями возвращались с дачи. Увидев животное в смокинге штиблетах с протянутой шляпой, игравшее на волынке за деньги, Персик сжалилась. И с тех пор Джордж живет в ее квартире в уютной коробке под столом.

И Крыс пока еще никому не проговорился, что Незабудкина за этим столом только притворяется, что делает уроки, а сама зависает в Интернете.

КАСТРЮЛЯ ПЕРВАЯ.

МЯСО ПО-СКИФСКИ ИЛИ ЭКСПЕРИМЕНТ

ИСТОРИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ

Огурцы с медом. Кто изобрел картошку?

Дело о пропавшей говядине и дворник Хоттаб.

Дворник и кот - друзья навеки. Иллюстратор Андрей Мартынов

Мява любил открытия. 

Не доделав уроки, он забирался в кабинет отца и листал книги. 

Ему там нравилось больше, чем в Интернете: книги можно и прочитать, и понюхать. Его восхищали фолианты в золотых переплетах, от них пахло шоколадом и стариной. Он узнавал из них часто такое, что не проходят и не собираются проходить в школе. 

Но если спросить Мяву, с какого перепуга он после бассейна, уроков английского, кружка юных садоводов, секции каратэ и капаэры тащился еще в отцовский кабинет, он бы вряд ли признался. Потому что это было из-за любви. Мява мечтал удивить Персика тайными знаниями.

В одной энциклопедии он нашел слово «мясо» и прочел, что скифы варили его в яме, где вода закипала от раскаленных на костре булыжников. Созрела идея — посвятить Незабудкиной «Мясо по-скифски».

Лопату он достал запросто: дворник всегда держал ее в подъезде. Мясо было в холодильнике. 

Мява развел костер и вырыл яму. Персик собирала камни. Но когда над деревьями у гаражей показался дым, прибежали люди.

Булыжники не успели раскалиться. Дядьки из гаражей потушили костер, пригрозили Мяве, засыпали яму, камни разбросали. 

Мясо исчезло.

— Теперь предки мне устроят! — затосковал Мява, утирая сажу на лице.

Компьютер отберут, кота отнимут.

Персик удивилась.

— А мясо тебя не волнует? Как мясо вернем, целых пять кило!

— Это была телятина, — со скорбью в голосе уточнил Мява. — Родители назвали гостей.

Вообще-то он ждал, что Персик скажет ему что-то приятное. А еще лучше — поцелует за смелость. Ведь он рисковал ради нее! 

Но Персик, покраснев, отчего стала еще рыжее, молвила:

— Таких придурков, как ты, Мява, я со второго класса не встречала. Во втором классе у нас был один козел, хотел для меня сделать мороженое из сметаны со снегом. Но вместо сахара положил соль. А ты!.. Какие скифы, Шура? Какие костры?

Она состроила такую гримасу, что Мява похолодел юным сердцем: неужели с этой девочкой все кончено? Катастрофа!

Но это была не катастрофа. Незабудкина давно рассказала лучшим подругам в классе, что Шура Мальчиков — не смотря на его занудство, — это мужчина ее жизни! Мужчина навсегда! Отступать теперь она не могло.

А неприятности начались вечером.

Потому что вечером к Мальчиковым пришел Хоттаб со свертком и такими словами:

— Представляете? Иду по лестнице. Гляжу, шайтан! Свинина валяется! Кило пять, не меньше!

— Вы могли бы не выражаться при ребенке и его коте, Хоттаб Жумгалбекович? — раздраженно заметил отец Шурика. — Что такое шайтан?

— Я не выражаюсь, Андрей Юрьевич, шайтан по-нашему это злой дух. Ну, типа чёрта. 

— Ага, ага… Так что вы хотели. Хоттаб Жумгалбекович?

— Вы не могли бы опознать мясо? Оно ваше?

Родители полезли в холодильник.

— Но мы телятину покупали, — молвил отец, а тут какое-то сало.

— То есть, мясо не узнаете? 

— Не узнаю.

— Получается, оно не ваше? И ничье? Я все квартиры обошел. Значит, оно мое.

Дворник забрал сверток и удалился, ухмыляясь в усы.

Отец повернулся к сыну. Он был строг.

— Где мясо, Мява?

Обращение по кличке, которую знали только во дворе и в школе, не сулило ничего хорошего.

— Думаю, Аркадий украл, — солгал Мява, хотя его с детства учили говорить правду. Ну, не выдержал.

Присутствующий при разборке Аркадий плюнул, смерил всех взглядом, полным презрения и полез под диван.

— Кот?! — переспросил отец потрясенно, промокая вспотевший лоб. — Сам открыл холодильник? Ну, знаешь ли, Александр Андреевич!

Пока он тащил сына под мышкой в свой кабинет, к месту наказания, в голове Мявы проносились способы древних казней. А именно: испанская дыба, усажение на кол, колесование, китайская пытка каплями на темя.

Но казни не последовало. Не было даже обидного снимания штанов с Мявы и доставания из шкафа флотского ремня — отец Шурика служил моряком. 

Вместо этого он взял со стола энциклопедию, раскрыл ее на закладке, которую сын забыл вытащить, и сказал:

— Сынок, не хочу тебя огорчать, но скифы ели не говядину. Скифы ели баранину, а чаще конину. Они выкладывали края ямы камнем, чтобы земля не сыпалась в воду. Вода закипает быстрее, если ее посолить. И в кочевых станах не было дворников-гастарбайтеров.

Но Мява уже не слушал. Поняв, что казнь отменяется, он задремал в кресле под теплой ладонью отца. И будто сквозь сон слышал его заоблачное бормотание:

— Кухню, сынок, штурмом не возьмешь. Отчего бы тебе не начать с азов, с самого простого? С овощей, картошки, салатов?

С утра дети и звери собрались на кухне. 

Все очень волновались: это был их первый опыт, а шеф-повара не выбрали. Сказались и разные вкусы: Аркадий и Джордж решительно восстали против салатов.

— Траву едят коровы, — мрачно сказал кот. — Зря я с вами связался. Хотя чем не пожертвуешь ради детей, когда своих нет!

— Я также не в восторге от салатов, — сказал Крыс. — Мои предки ели салаты на самый крайний случай. Например, во время чумы XV века.

— Но у нас нет чумы пятнадцатого века, — возразила Персик, — а век, конкретно, двадцать первый! У нас сплошной свинячий грипп!

— Тьфу! — фыркнул кот.

— Мне больше нравилось смотреть на овощи, — молвил Джордж. — В детстве я подглядывал за поваром. Он раскладывал их на столе. — Крыс встал в позу Байрона и воздел лапу к потолку. — О, этот салат, эти помидоры, алые, как солнце, этим огурцы, похожие на подводные лодки!

— Я бы тебе сказал, на что похожи огурцы, но сдержусь, — сказал Мява. 

— Да, уж, лучше сдержись! — сказала иностранцу Персик.

Они приготовили доски, ложки, ножи и миски, раскрыли кулинарные сборники и принялись фантазировать, называя рецепты, как им вздумается. 

Это было очень весело. 

ОГУРЦЫ С МЕДОМ «ДЖОРДЖ УИНСТОН, ЭСКВАЙР»

Продукты: 3 свежих огурца, четверть стакана меда.

Принадлежности: 1 доска для нарезки овощей, 1 ножик, 1 миска для салата.

Кот очистил огурцы, нарезал их тонкими кружочками, вывалил все это в салатницу и, непрестанно споря с компанией, смело залил медом.

Вот это да!

Крыс снял пенсне, повязал салфетку, ткнул вилкой в ломтик огурца. Брызнул сок, капля меда упала на его жилетку. Зажмурившись, Джордж обхватил ломтик огурцы лапками и стал грызть передними зубами. Вдруг британский гость раскрыл глаза, широко улыбнулся, выдавил из себя звук восхищения, после чего доел весь салат, повизгивая.

Покончив с огурцами и вылизав из миски мед, он сел и, поглаживая себя лапой по животу, молвил:

— Я должен немедленно сообщить об этом уникальном открытии шеф-повару ее величества! У вас есть факс?

— Электронная почта, — сказала Персик. — Ты отстал от жизни.

— Я не отстал. Распечатка рассердит королеву. Я должен написать ей лично. Она узнает мою лапу по почерку, и ей будет приятно. А чем приятнее королеве, тем приятнее Англии. Не так ли?

Кот Аркадий ходил вокруг Крыса с довольным видом. 

— Неужели понравилось? 

— О, да! – воскликнул Крыс, изображая, как он растроган. — Я расскажу об этих огурцах своим детям, а те детям своих детей! Я поведаю о вашей кислой капусте, от которой несет сыростью, как из погреба, о ваших борщах, от которых на губах остается слой жира! О ваших пельменях, из-за которых у нормального британца начинается несварение! И это случится скорее, чем вы думаете. Вы представить не можете, господа, как мы, крысы, быстро размножаемся!

Возникла недоуменная пауза.

Поняв, что заговорился, Джордж потер передние лапы и сказал:

— Мисс Даша, голубушка, где мое вязанье?

Персик принесла шерсть со спицами, и Крыс, бросив на пол клубок, принялся вязать, охая и вздыхая.

Аркадий хотел сначала поиграть с клубком, тронув его лапой. Но он дорожил своей репутацией, не хотел впадать в детство. И поэтому сказал детям, указывая на Джорджа:

— Что с него взять!

— Вы удивлены, Аркадий? — молвил Крыс, глядя на кота поверх пенсне и набирая петлю за петлей. — Всякий британец уметь связать себе свитер. Этому нас научила еще Первая мировая война. Тогда дедушка служил на продуктовом складе. Правда, во время Второй — его завалило ящиками с картошкой.

— Как я погляжу, у тебя знатная родня, — заметил Мява.

— Я и не скрываю. 

Следующее блюдо кот назвал так:

«ОТРАДА АРКАДИЯ»

Продукты: 12 средних картофелин, 2 луковицы, 2 столовые ложки растительного масла для обжарки лука, 3 лавровых листика, вода для варки картофеля, 1 чайная ложечка соли.

Принадлежности: картофелечистка или острый небольшой нож, доска для нарезки овощей, кастрюля, вмещающая 3 литра воды, деревянная ложка с длинной ручкой, кухонное полотенце, кулинарные варежки.

Раньше детям не приходилось варить картошку. Они ее только ели. Либо запечённой на костре, либо как пюре с котлетами. 

Персику показалось, что ее мама надевала каждую картофелину на вилку, опускала в кипяток, потом следующую. А Мява думал, что вместо воды картошку лучше варить неочищенную и в молоке. Но у них не было молока.

Тогда Аркадий зажег конфорку, слегка спалив кончики усов, от чего они закрутились, как у гусара. Смело налил в кастрюлю воды из-под крана, добавил соли, лаврового листа и уселся ждать, пока закипит.

Шурику поручили чистить лук. Мява решил не шелушить его, а очистить, как яблоко. Но луковица выскальзывала и падала на пол. 

Крыс, наблюдавший за этой сценой, еле сдерживал хохот. А кому приятно, когда над тобой смеется крыса?

Аркадий оттолкнул Мяву, впился в луковицу когтями одной лапой, а другой ловко искромсал лук.

— Тебе хорошо, а у меня же нет когтей, — пробормотал Мява.

Ему на самом деле было мучительно стыдно пред котом. Ведь в отцовских книгах он читал, что человек находится на вершине пищевой цепочки, а значит, он точно умней кота!

— Нет когтей, Мява, отрасти, — посоветовал Аркадий, — сначала будут чесаться, потом пройдет.

— Сумасшедший дом! — отозвался Крыс из своего угла. — Может мистеру Шурику еще отрастить тонкий хвост, как у меня? Им очень удобно придерживать луковицу!

Тем временем Персик чистила картофелины.

— Кожуру-то потоньше срезай, девушка, — ворчал кот, — я ее потом лошадям на ипподром отнесу.

— Столько суеты, — снова встрял Крыс. — Вы отсталая страна. У нас в Англии эту работу давно делают машины.

Закипела вода. Даша сложила мытые картофелины в кастрюлю. Аркадий бухнул на плиту сковородку, налил туда порцию подсолнечного масла.

— Этому тебя юные бизнесмены в «Макдоналдсе» научили? — спросил Шурик.

Но нет. Оказывается, кот набрался знаний из отрывного календаря, в рубрике «Хозяйке на заметку». Календарь был за прошлый год, листки из него давно вырвали и выбросили, а знания остались.

— Чтобы лук поджарился красиво, — учил Аркадий, — надо сначала разогреть масло на сковороде, а потом убавить огонь наполовину.

Кот воскликнул в отчаянии.

— Ну, почему!.. Почему, когда я хочу добра, — а я не так уж и часто желаю кому-то добра, чтоб вы провалились! — мне напоминают о самом неприятном?! И главное, кто прикалывается! Лучший друг!

Он достал фляжку и понюхал. На этикетке виднелась надпись: «Валериана садовая».

Мява отрицательно покачал головой.

Аркадий завинтил пробку.

— Нужно принять валерьяны, — сказал он. — Заснете, и приму! Нервы ни к черту!

Весело булькала картошка в кастрюле, скворчал на сковороде лук, готовка подходила к концу. 

Пронзив одну из картофелин когтем, кот объявил, что готово.

Все они уже были изрядно сыты, так как съели все, что приготовили. Но из последних сил разложили горячее по тарелкам, нарезали хлеба, и, по совету Аркадия каждый полил картошку луком на масле.

— Вкусно, — приговаривал Мява, уплетая картошку за обе щеки. — Ай, да кот!

— Если не считать, что картофель сначала появился у нас, — добродушно заметил Крыс. — На ваши дикие просторы его завез царь Петер Великий. 

— Не Петер, а Пётр, — поправила Персик. — Мы его в колледже проходили.

— Пусть Пётр. Он как увидел картошку в Голландии, сразу же приказал отослать мешок в Россию.

— Но при чем тут Англия? — спросил Мява.

— А при том, что в Европу картофель возил вице-адмирал Френсис Дрейк. Это было, господа, еще в шесть веков назад.

— Я в шоке! — Аркадий пронзительно посмотрел на Джорджа немигающими глазами, отчего у Крыса все сжалось внутри. Он даже выронил из лап приборы. — Домашнее животное, а так и норовит солгать детям!

— Мы уже не дети! 

— Мява обиделся. — То есть, почти уже не дети.

— Шура! — укоризненно спросил Аркадий. — Сколько у тебя по новейшей истории? 

— За первую четверть была четверка.

— Значит, ты вспомнишь, что их адмирал сам себе присвоил адмирала. До этого он не мог быть адмиралом, поскольку грабил испанские корабли. Но еще до пирата Дрейка картошку продавали в Мадриде! Как это могло случиться, мистер Крыс? Как, я вас спрашиваю?

И кот надолго умолк, наслаждаясь произведенным впечатлением.

— Вы могли бы повежливей отзываться о флоте ее величества, — молвил Крыс, проглотив слюну.

Шурик притащил из кабинета отца книгу, шлепнул ее на стол и сказал Даше:

— Звери лгут! Картофель в России стали выращивать при Екатерине! — И неожиданно добавил: — Известное дело, немка! И мужа убила!

— Дело не в немцах, — с досадой произнес Аркадий. — Когда я служил в «Макдоналдсе», хотя вспоминать об этом больно, мальчики говорили, что из картошки можно наготовить тысячу блюд.

— Так уж и тысячу? — не поверила Персик.

— Ну, ладно, не тысячу, ну, сотню!.. Хорошо, десяток… — Кот почесал лапой за ухом. — Воздушное пюре, кольца картофельные, котлетки, крокеты…

К этому моменту они так наелись, что больше ничего не могли слушать о еде.

Взор животных и детей затуманился.

Кот снял расстегнул джинсы, крыс опустил помочи, и все отправились в гостиную, завалившись на разные диваны.

Мясо по-скифски. Даша и Шурик. Иллюстратор Андрей Мартынов

КАСТРЮЛЯ ВТОРАЯ 

ТАЙНАЯ ТУСОВКА 

ИЛИ «ШПАГАТЫ ПО-ИТАЛЬЯНСКИ»

Аркадий и Джордж развлекаются. Кто придумал макароны?

Запеканка под соусом. Странные, длинные и жестковаты на зуб. 

Курить на лестнице неудобно, это всякий знает. И другим неловко. Особенно, если курящий — это курящий трубку иностранец. Но Персик все равно вручила Крысу банку с водой.

— На лестницу!

— Но там холодно, – возразил англичанин, — а у меня подагра. Это из-за Атлантики.

— Бросай курить!

Крыс заломил лапы в отчаянии: только не это! Он готов на все! Мыть посуду вне очереди, протирать полы! На что Даша возразила, что с посудой сама справится. А если животное накурит в квартире, то родители отдадут ее в интернат, а его отправят в виварий на опыты.

Сказав, что вместо опытов предпочел бы клонирование, Крыс снял тапочки, надел лаковые штиблеты и застегнулся на все пуговицы.

— Моя семья знатного рода! — Он накинул на плечи плед, приняв позу Нерона. — Я тебе говорил, что мои предки жили в спальне у Кромвеля?

Крыс вошел в роль и стал актерствовать, наблюдая за лицом и руками Даши. За лицом — чтобы не пропустить гнева хозяйки. А за руками — чтобы суметь отскочить раньше, чем она стукнет его газетой по лбу.

— … и хотя я не последний выродок по мужской линии….

— … ты хотел сказать потомок?

— Да, спасибо. Хотя я не последний потомок, чем будет больше моих клонов, тем лучше. От вашей полиции легче скрыться.

— Кот ждет тебя за дверью. 

На подоконнике сидел пьяный Аркадий и прихлебывал какую-то жидкость из фляжки. Выпьет глоток — полюбуется пейзажем, выпьет — и снова полюбуется. 

За окном наездники тренировали лошадей, запряженных в коляски. Из-под копыт летела пыль. 

Аркадий помог иностранцу забраться на подоконник и потряс фляжкой перед носом Крыса.

— Будете? Еще пару бульков осталось.

Крыс понюхал горлышко и отрицательно покачал головой.

— А что за табачок? 

— «Данхилл», — ответил Крыс.— Лучшего трубочного табака в Англии не бывает.

По лестнице поплыли клубы дыма. 

Кот пару раз чихнул, еще выпил, после чего стал икать и взор его замутился. 

Джордж по мере затяжек сник, потом зажмурился и произнес: 

— О, Аркадий! Я уже вижу сады Семирамиды! А вы?

— А я вспомнил жену, — признался кот, ткнув лапой в пробку фляжки. — Она ведь меня из-за этого бросила! 

Он показал Крысу фотографию белой кошки с голубыми глазами и нежно лизнул картон. 

— Анджела! Обещал ей завязать. Два раза получалось. Жили нормально, пошли дети.

 Все, конечно, Аркадьевичи. Где они сейчас, Джордж! Кто их новый папа?

— Как это случилось? — спросил Крыс, сложив губы трубочкой и выпустив очередное кольцо дыма.

— Были на даче, прилег под грушей…

— Под грушей?

— Под грушей. А что?

— Ничего, это личное. Мама нам давала груши от запора.

— Ясно. Ну, вот, я вдруг чую знакомый запах. Это была она!

— Анджела?

— Валерьянка! А утром она забрала детей и…. и…

Кот заплакал, отвернувшись к окну.

Джордж взял у Аркадия пустую фляжку, отвинтил пробку и понюхал, фыркнул.

Ему захотелось утешить друга, и он сказал:

— У нас в Лондоне такое пьют перед сном. Для успокоения нервов.

— А у нас на Руси — от тоски и одиночества. Сам подумай, много ли радостей у кота?

Тут надо бы заметить, что Аркадий не прав. На Руси от тоски и одиночества пьют другие напитки. При этом их не становится меньше. Как, впрочем, и одиночества с тоской.

Тем временем Аркадий пустился в рассказ о пьянстве в жизни котов. О способах опохмеления. Об очередях в аптеках, о злых санитарах. 

Нытье кота понемногу надоело англичанину, и он решил перевести разговор на другую тему.

— Думаю, при таком пьянстве ваша страна не скоро станет цивилизованной!

Кот протрезвел, встал на задние лапы, зашипел и замахнулся на Джорджа.

— Ах, вы крыса! — заорал он на весь подъезд. 

— А вы — русский хищник! — взвизгнул Джордж Уинстон Крыс.

— А вы пижон и дурак!

— Я не дурак! Я заканчивал Оксфорд! Ясно вам?!

— И что из того? Пузырь вы обкуренный!

— Алкаш трамвайный!

Они вцепились друг в друга и свалились с подоконника. 

Джордж пищал с переливами, как флейта пикколо, когда по Лондону маршируют бифитеры, только без барабанов. А иногда — как автосигнализация. Кот хрипло мяукал, почти сорвав голос, шипел и орал. 

На шум прибежали дети.

— Хватит! — звонко скомандовал Мява, пытаясь растащить сцепившихся питомцев. 

Однако это было нелегко, поскольку кот уже сомкнул челюсти на жирненьком загривке англичанина, а Джордж вцепился ему его хвост. 

Пахло потной шерстью и еще чем-то отвратительным, фу! 

Дети боялись, что при таком стрессе их покусают. Поэтому каждый занялся своим питомцем: пока Незабудкина оттаскивала Крыса, Мальчиков надавал по ушам коту и расцепил его зубы.

Теперь Джордж забрался на плечо Персика и с ненавистью смотрел на кота, как альпинист с вершины Эльбруса на альпиниста-соперника, который не мог вскарабкаться по леднику. 

Аркадий протянул лапы к Мальчикову, взывая о справедливости.

— Шура, — мелкой скороговоркой излагал кот, тяжело дыша и прижав уши параллельно полу. — За что? Я ему душу раскрыл, а он!.. Шура, можно я ему скажу, всё, что о нем думаю и на «ты»?

— Нет, — возразил Мява, — он старше тебя на три года!

— Ну, хорошо, — согласился кот. И повернулся в сторону Крыса, который высматривал на полу оторванные пуговицы. — Вы, Джордж, не крыса! Вы поросенок!.. И больше того: даже среди поросят вы первая свинья, потому что вы — крыса!

Когда звери остыли, компания вспомнила, ради чего собралась, и все стали разглядывать пачку макарон.

— Короче, так, высокие конфликтующие стороны! — обратился Мява к притихшему Коту и Джорджу. — Макароны надо сварить!

— Иначе откинемся! — сурово дополнила Персик.

— Помрем, то есть, — пояснил Шурик, увидев изумленные лица зверей.

— Сначала трясутся усы, потом немеет хвост, да? — потребовал уточнения Аркадий. Однако ответа не получил, поскольку у Даши и Шурика не было ни усов, ни хвостов. А Крыс хранил молчание, он затаил обиду. 

Персик осмотрела коробку. 

— Ты, кстати, не знаешь, откуда берутся макароны, Мява? 

— Нет.

— Я слышал, что макароны выращивают в Африке, — молвил кот. — На таких специальных деревьях.

— Мне противно вас слушать, Аркадий, но это правда, — неожиданно поддержал кота Крыс. — Макароны сидят внутри плодов, похожих на орехи. Рабы раскалывают скорлупу, и остается только разложить продукт по пакетам.

— Что-то не верится, — засомневался Мява. — Я думаю, макароны делают в Италии.

— Давайте погуглим! — предложила Персик.

— Тут и гуглить нечего! — возразил Шурик. — Я видел в одном кино, как солдат кричал на итальянцев: макаронники, макаронники! Интересно, почему?

Джордж поерзал на табуретке и поднял лапу, как пэр в парламенте.

— Позвольте вмешаться, — лукаво молвил он. — Шурик прав. Итальянцы едят макароны всякий день. Мама мне рассказывала, что они делаются на заводе из муки и полиэтилена. 

— Видимо, у итальянцев есть секретные прокатные макаронные станы! — предположил Мява.

— Вот именно! — поддержал Крыс. — Они их называют то ли скарлатти, то ли багетти…

— Шпагатти! — сказал кот.

— Да! — вскричала Персик. — Я вспомнила! Мы их с мамой в супермаркете видели. Только там они были длиннее. И написано: «Шпагаты. Цена 300 рублей». А в Африке выращивают вермишель и рожки!

Закончив спорить, они все-таки рискнули сварить макароны. 

Ни Мява, ни его подружка Персик, ни Крыс, ни, разумеется, кот Аркадий не подозревали, сколько блюд из макарон существует в нашем беспокойном мире. Поэтому они случайно придумали свое.

МАКАРОНЫ «ПРИВЕТ, ОДЕССА!»

СО ВЧЕРАШНЕЙ КОТЛЕТОЙ

Продукты: 

2 стакана сухих макарон, 

1 столовая ложка сливочного масла,   

1 вчерашняя котлета из холодильника,

 вода для варки,

1 чайная ложечка соли (без верха). 

Принадлежности: 

1 эмалированная кастрюля на 2 литра,

1 деревянная ложка для перемешивания макарон, 

1 деревянная доска для разделки мясных продуктов, 

1острый нож, 

1 дуршлаг, 

1 керамическая миска для окончательного приготовления.

 

Но перед самой готовкой повара едва не зашли в тупик. 

Вода уже кипела, когда Мява, постучав макарониной по столу, изрек:

— Но почему они деревянные! Как барабанные палочки! Вы верите, что они могут стать мягкими? Я — нет!

— Тогда позвольте, шеф-поваром буду я? — осторожно спросил Крыс. — Не волнуйтесь, только сегодня!

И поскольку все замерли как восковые фигуры, он один смело шагнул навстречу неизвестности. Он посолил кипяток и всыпал в него макароны. Вода заволновалась, как штормовое море, выступила пена, и Джордж убавил огонь. 

Настала очередь вчерашней котлеты. Взяв с кота слово, что он не отъест ни кусочка, Крыс поручил ему мелко изрубить котлету. И Аркадий сдержался: хотя он помогал себе зубами, ни кусочка не проглотил.

На медленном огне «шпагаты» варились около получаса. После чего Крыс ловко вынул одну макаронину вилкой и попробовал на зуб: 

— Готовы!

— Не может быть! — вскрикнул Мява.

— Я тебе говорю! Помогай!

Мява откинул вареные макароны на дуршлаг, обдал кипятком. Персику осталось уложить еду в миску, смешать со сливочным маслом и с котлетой, по-честному измельченной.

Они разложили макароны по тарелкам и стали есть.

— Народ, — воскликнула Даша, отъев немного, — как жаль, что эти штуки не растут у нас под окном!

— Может быть, они растут на Украине? — предположил Аркадий, пытаясь подцепить когтем очередную макаронину, но она выскальзывала.

Крыс утер усы салфеткой и молвил:

— Я повидал немало стран, когда служил трюмным матросом.  

Но ни разу не видел макаронных деревьев!

Все побросали вилки и уставились на Джорджа.

— Что же ты раньше молчал?! — гордясь собой, возмутился Мява. — Ты нас унизил, дезавуировал и обезличил!

— Просто опустил! — объяснила Даша.

— Простите, но обстановка среди нас была накаленная, — объяснил Крыс. — Меня бы выгнали. А на улице дождь.

— Логично, — согласился Аркадий. — Расскажете, Джордж, что вы видели?

И тут оказалось, что макароны нигде не растут. Какое разочарование!

 Макароны — это мука плюс вода. Делается густое тесто из муки твердых сортов пшеницы. Его заправляют в специальную машину. С другой стороны через отверстия выползают макароны. Потом их режут на кусочки нужной длины.

После мрачного молчания Персик сказала, что до этого считала Шурика образованным мужчиной. А он: деревья, прокатные станы! Она даже постучала при всех ему ложкой по лбу. Правда, не больно и без синяка. Но Мява почувствовал себя уязвленным. И чтобы как-то спасти свою репутацию, он сказал горячо:

— Незабудкина! — Он когда волновался или сердился, обращался к девочке по фамилии. — Да что там макароны!.. Ты хоть раз видела, как я мяч в воротах беру?.. А как по деревьям лазаю?.. А на гитаре?!.

— Про гитару не ври! — выпалила Даша и покраснела. — У тебя слуха нет! 

Мява вскочил.

— Крыс и кот не успевали поворачивать головы от мальчика к девочке.

— Думаешь, тебе все можно?!. Я, между прочим, бард!.. Я знаю целых три аккорда!.. Точнее – четыре.

С этими словами он схватил на руки орущего Аркадия и выбежал вон. 

Персик устремилась за ним и нашла Мяву дома на диване. 

Он задумчиво перебирал струны. При виде соседки он быстренько утер слезы.

— Я тебе скажу, Незабудкина! Даже при коте скажу! Я, Незабудкина, мучился неделю и песню тебе сочинил!

Персик остолбенела.

— Правда? Прости меня, Мява!..

  

Ну, дура… Давай, спой!.. Я очень тебя прошу!.. Я ведь не отстану, ты же знаешь! Я мечтаю эту песню послушать!

— Нет уж, — возразил Аркадий, как на суде присяжных. — Пусть слушают все!

— А мы и так все! — возразил Мява.

— Где британец?

Пришлось вернуться в квартиру Незабудкиных. Все получили по листку с текстом, Мява бацал по струнам отцовской гитары, и они запели на разные голоса.

Наша жизнь полна отваги,

 

Но она не на бумаге.

 

То подвалы, то овраги,

 

То засада, то пальба.

 

Это, в общем, даже лестно,

 

И к тому же интересно,

 

Что поет для нас ночами

 

Водосточная труба.

 

Персик тянула верхнюю партию тонким сопрано. Мява пытался басить, но съезжал на тенора. Джордж опаздывал, поскольку плохо читал по-русски.

А кот не пел вообще. У него не было слуха. Поэтому Аркадий смотрел на Шурика и в такт раскрывал пасть.

Но перед припевом все приободрились и заулыбались.

 Тихо скрипнет дверь

От ночного ветра.

 

И заглянет зверь,

 

Добрый как в кино.

 

Это дождик или вьюга?

 

Лишь бы нам понять друг друга!

 

Может быть, такого друга

 

Ты не встретишь все равно».

В этом месте Аркадий, поколебавшись, обнял Джорджа за жирные бока, и они продолжили:

Что там в пузе проурчало?

 

Что там в мыслях прозвучало?

 

Может нам начать сначала,

 

А потом – хоть суп с котом.

 

Жаль не нравятся столице

 

Подозрительные лица,

 

Кому выпало родиться

 

И с усами, и с хвостом.

 

И в эти мгновенья они почувствовали, что нет на свете существ, более одиноких и так любящих друг друга. 

Когда вернулись родители, зверей пришлось эвакуировать.

— Вообще, это дискриминация, мистер Аркадий, — обиженно говорил Джордж коту, когда они прятались под вешалкой. — Мы что, какие-нибудь нелегалы? Я напишу в суд по правам человека!

Кот махнул лапой.

— Кого-кого? Че-ло-ве-ка?! Вы забыли, кто мы такие? 

Кот понюхал фляжку, но вспомнив, что она пуста, расстроился и так шмякнул ею о стенку, что с полки упала шляпа, накрыв Аркадия с головой.

С кухни доносилось чавканье, звон вилок и радостные восклицания по-итальянски.

 

КАСТРЮЛЯ ТРЕТЬЯ   

КОЕ-ЧТО О КЛЕЦКАХ    

ИЛИ ПРИЗРАК  

ЛЕДИ КЭРОЛАЙН                          

Невезучие воришки. Шурик и любимый суп байкеров. Из прошлого дедушки Аркадия.  Звездный час сэра Джорджа.

На следующий день с утра Аркадий и Джордж доедали остатки холодных «шпагатов». 

Каждый сидел у своей миски и не смотрел в сторону другого.

Кот закончил первым, подошел к иностранцу, уселся и стал наблюдать, как Крыс ловко орудует ножом и вилкой. 

— Научились в лондонском ресторане? 

— Нет, мистер Аркадий, — отвечал Джордж, — в ресторан не пускают без галстука. Мне повезло с семьей, хорошее воспитание. Вы наелись?

— Не очень, — сказал кот, икнув. — Рыбки бы…

Джордж оглянулся и положил приборы крест-накрест в миску. Это означало, что он поел, и официант может убирать посуду. Но вместо официанта на него глазел не наевшийся кот, поэтому Крыс сам положил посуду в мойку.

— Между прочим, на столе корзинка с яйцами. Вы не заметили? Можно их сварить, пока дети спят. Если вы не проболтаетесь.

— Я могила! — воскликнул кот. — Но как мы влезем на стол? Мява нарочно все табуретки убрал! Предлагаете стырить яйца?

— Не стырить, а одолжить! — поучительно молвил Крыс. — Возьмем пяток, а я потом переведу деньги на карту отца Шурика из «Хот Рэт банка».

Аркадий не понимал по-английски, и поэтому оценить игру слов насчет «Банка Горячих Крыс» не смог. Но высоту стола оценил. У котов это идеально получается, поэтому они и не делают лишних движений.

— Я не допрыгну, — молвил Аркадий огорченно, шевеля хвостом и прицеливаясь. — Раньше бы запросто, а нынче спину порядочно ломит, я вам не говорил даже, когда выпивали. И солевые отложения в коленках. 

Однако Джордж объяснил, что залезть на кухонный стол для крысы никакая не проблема. Нужно только встать на голову кота между ушами. Крысу казалось, что между ушей Аркадия много места. На что кот возразил, что его голова — не вертолетная площадка. И не лучше ли ему самому взобраться на спину англичанина?

— Вы меня раздавите, — печально произнес Крыс. — А у меня семья… И не спорьте, сэр, у вас нет опыта в таких делах.

— Хорошо, будь по-вашему, залезайте! — разрешил Аркадий, поднимаясь на задние лапы. 

Джордж снял тапочки, ловко полез по спине кота и встал на его голову.

До кромки столешницы остался десяток сантиметров.

— Когти только не выпускайте! 

— Я стараюсь, стараюсь! — прошипел Крыс. Он вытянулся и положил передние лапы на стол. — Ого! Да тут не меньше десятка яиц! Наверное, свеженькие, диетические!

— Скоро вы? Я же вам говорил, спина!..

— Потерпите чуточку! Еще один дюйм, и добыча наша!

В этот момент скрипнула дверь, и за их спинами раздался сонный голос Шурика:

— Эй! Вы что делаете?

Аркадий сразу присел и от страха пустил лужу.

Джорджу осталось сучить задними лапами в воздухе, но они не находили опоры. И передние лапы соскальзывали. Ему больше не за что было держаться. Поэтому он вцепился когтями в корзинку, она заскользила по столу, и яйца посыпались вниз. 

Некоторые яйца с треском разбились о голову кота, другие лопнули под тушкой Крыса. Вид у обоих был ужасный. 

В таком виде друзей застали Персик и Мява. 

— Я остался без яиц! — печально произнес Мява.

Персик, хихикнув, взяла Крыса на руки. Шурик ухватил Аркадия за шкирку, и воришек понесли в ванную.

Там их намылили детским гелем, и стали полоскать под душем. 

Аркадий отчаянно сопротивлялся, царапался, орал, что это унизительно. Из-за чего Мява пригрозил засунуть кота в стиральную машину.

Крыс прижал уши и покорился судьбе. Только изредка отплевывался и попискивал:

— Господа! Но это невозможно быть нагим при даме! Просто ужасно! Где мои панталоны?

— В стирке, — отвечала Персик. — Есть возражения?

Мява обтирал Аркадия полотенцем.

— Только умоляю, Шура, не включайте фен! — приговаривал кот. 

Эвон, как вежливо заговорил, поражался Мява.

Обсохнув, все собрались на кухне. Они еще вчера они договорились готовить обед.

Аркадий и Джордж дрожащие, укрытые махровыми полотенцами, с виноватым видом сидели за столом. 

Шурик бухнул на стол кулинарную книгу под названием «Кухня без секретов», раскрыл на случайной странице и впился в текст.

— Супчика охота, — сказала Персик. — А то сидим на сухом пайке, как солдаты. Там ничего нет про супчик, Мява?

— А ты умеешь варить? — спросил Мальчиков, не отрываясь от книги.

Персик не 

умела. Но зато видела, как варят суп повара в колледже, когда была дежурной по столовой. 

По ее словам, повара сначала кости, которые когда-то были с мясом. Как для собак. Потом вынимали их и бросали в бульон все, что ни попади — лук, картошку, куски какого-то серого сала.

— А мясо? — заинтересовался Аркадий.

— Нам говорили, что мясо вредно, в нем нет витаминов.

— Вам, мисс Даша, следовало поступить в английский колледж, — заметил Крыс и громко чихнул. — Там кормят омлетом и овсянкой. Но не потому, что на Британских островах нет мяса, а для воспитания нравов.

— Поэтому ваши футбольные фанаты такие бледные, — сказал Мява, оторвавшись от рецептов, — не то, что наши, спартаковские! Румяные, наглые, как колобки!

Тут Незабудкина сказала, что когда у поваров из котла валила пена, они считали суп готовым.

— Ничего у вас не выйдет! — сказал Аркадий.

Шурик хотел напомнить насчет лаврового листа. Но обида на кота за ворованные яйца еще сидела в душе. И он стал читать коту нотацию.

Как раньше их уважали соседи! Бывало, спускаешься во двор с котом за пазухой, весь подъезд выходит полюбоваться! Говорили, вы посмотрите только, только, какой красивый кот у Мальчиковых! А какой характер! Мыши не обидит! Но теперь репутация испорчена навсегда! 

— Я не буду готовить обед! — выкрикнул кот. — Дай мне пистолет, Шура! Пойду, застрелюсь! Как мне с такой репутацией варить суп?

— Еще одно слово, и я тебя сварю! Будет суп с котом!

Крыс, который до этого боязливо перевод черные глазки с Шурика на кота, решил встрять.

— Позвольте по делу! В лондонском ресторане, возле которого я родился, повара сливают закипевшую воду. Промывают от пены мясо, моют даже котел. А потом заливают воду и варят снова. Иначе бульон получается мутным.

Никто еще не понимал, к чему клонит Джордж. Но его уже захватила мысль поделиться тайным семейным рецептом.

 А именно:  

THE SOUP-SAUSE C КЛЕЦКАМИ

«ЛЕДИ КЭРОЛАЙН»

Продукты: половина нестарой индейки, 

2 литра воды для варки, 

2 маленькие репчатые луковицы, 

2 корешка петрушки, 

1 корешок сельдерея, 

1 горсть свежих грибов, 

1 щепотка мускатного тертого ореха, 

2 яйца, 

2 столовые ложки молотых сухарей, 

3 столовые ложки муки, перец и соль по вкусу. 

Принадлежности: 

1 разделочная доска для индейки, 

1 вместительная кастрюля для варки, 

1 ступка с пестиком, 

1 сковородка для обжаривания муки, 

1 острый нож, 

1 деревянная ложка с длинной ручкой для размешивания супчика, 

1 шумовка (широкая ложка с дырочками) для клецок.

Джордж разволновался. И на это у него были причины.

— Не знаю, готовы ли мы приступать к этому проекту! – заявил он, то снимая, то надевая пенсне.

— Лицом не вышли? — решил уточнить кот.

— Мне не до шуток, мистер Аркадий, — Глазки Крыса стали пурпурными. – У нас мало опыта. Поэтому лучше не сердить мою бабушку, леди Кэролайн, да упокоится ее кулинарная душа с миром!

— Минуточку, — вмешалась Персик. — Я правильно поняла? Нельзя сердить мертвую крысу?

— Не смей так говорить о ней, Дарья!

Леди Кэролайн утонула в канализации Бирмингема, когда собиралась посетить королеву. Ее величество даже хотели объявить траур.

— Но почему мы должны бояться ее рассердить? — спросил Мява. — Мы же не собираемся к ней в склеп? Или у тебя снова приступ величия?

Оказывается, по словам Крыса, бабушка так расстроилась из-за канализации, что сделалась приведением. И теперь, как только кто-нибудь пытается сварить суп-соус, она является вся в белом и с медным черпаком наперевес. 

В этом месте Аркадий неадекватно расхохотался. 

Вот уж совсем не к месту! 

Но кота охватил такой приступ смеха, что из глаз брызнули слезы, весь он затрясся и свалился с табурета.

— Ой, держите меня, не могу! — верещал Аркадий, катаясь по полу. — Приведений не бывает!

Дети и англичанин следили за ним с тревогой. И тут случилось невероятное.

Распахнулась форточка, на кухню ворвался ветер, занавески взлетели до потолка. 

Сквозняком опрокинуло бутылку с цветком, страницы кулинарной книги завертелись с бешеной скоростью.

— Что это? — испуганно проговорила Персик, вытаращив глаза. Она затряслась и спряталась за Мяву, обняв его за талию.

— Господа, это, скорее, всего она! — воскликнул Крыс и побледнел кончиком носа. — Ужас!

Аркадий вскочил на лапы и опрометью вылетел из кухни.

— Что же нам делать? — спросила Персик дрожащим голосом. — Мява, мне страшно!

— Незабудкина, не бойся, я с тобой! — выкрикнул Шурик, обнимая девочку.

В наступившей тишине Крыс откашлялся в платок и загробным голосом произнес от волнения по-английски:

— Late, late! She is already here ! — Он проделал лапами странные пассы, резко повернулся к двери, к той самой, за которой исчез кот, и проговорил: — I beg you do not! Мы репетировали!

— Репетировали? — вдруг донесся скрипучий голос, отчего дети и Крыс задрожали еще больше. — Смотрите у меня! А то я вам устрою!

Раздался стук, и все вздрогнули.

Никто бы не поверил, но форточка захлопнулась сама собой.

— Интересно, а где кот? — спросил себя через некоторое время Мальчиков, когда волнение улеглось. — Эй, ты, герой Ватерлоо! Кыс-кыс-кыс! Да куда же ты провалился?

— Я зде-эу-э-сь! — раздался утробный голос кота.

— Где конкретно?

— В венти-уэ-ляции! Я выл-е-езти не могу! По-мяуэ-огите!

Отвинтив заглушку вентиляционного хода, Мява сразу же увидел перед собой хвост. Хвост совершал вращательные движения. Кот скреб задними лапами так быстро, что на Шурика полетела туча пыли, из-за чего он несколько раз чихнул.

— Аркадий, прекрати ёрзать! И вылезай оттуда немедленно!

— Не могуэ-у! Я застрял! 

— Ладно, погоди, я сейчас! — и выбежал из кухни.

— Только скорее, Шура, я в туалет хочу! — простонал кот.

— Ничего себе, скатерть-самобранка! — в несвойственной манере простонала Персик.

— Мистер Аркадий, — сказал Крыс, — вы только молчите, не расходуйте силы! И дышите ровно! Хотите, я вам расскажу, как дышат йоги?

— Пошли вы к черту! — раздался приглушенный, но злобный голос кота.

Вернулся Мява. Он нашел в кабинете отца план квартиры. И все трое деловито склонились над листом ватмана.

— Так! — сказал Мява. — Какие будут варианты, братва?

— Боюсь, наш друг обречен, — печально молвил Крыс. — Правда, можно разобрать стену.

— Отец меня убьет, — взгрустнул Мява, — мы недавно делали ремонт!

Персик покачала прелестной рыжей головой.

— Что для тебя важнее, Шура, друг или стена? А если бы там застрял не кот? Если бы там застряла я? Ты бы тоже бросил меня? 

— Ты бы не пролезла в вентиляцию, о прекрасная Даша, — возразил Крыс

— Я бы вызвал МЧС, — спокойно и мужественно сказал Мява.

— Может, Аркадию лучше вылезать не задом, а передом? Там дальше, по чертежу, мусоропровод!

— Не-е-ет! — заорал кот из отдушины. — Я не хочу на помойку!

— У меня идея, — сказал Крыс. — Веревка найдется?

— Есть поясок от платья!

— Несите!

На конце пояска они завязали петлю, просунули ее в отдушину и попросили кота продеть голову в петлю. Шурик взял кота за задние лапы, Даша ухватила за другой конец пояска.

— Отлично! — одобрил Джордж. — Вы, Аркадий, помогайте нам передними лапами! А вы, дети, тяните по моей команде! Готовы! На счет три!

Кота вытаскивали с передышками. И когда, наконец, показалась голова Аркадия с петлей на шее, все облегченно вздохнули.

Кота второй раз за день искупали, все попили воды, и Мява с Аркадием на коленях провозгласил:

— Я и сам не верил, как такие разные личности могут ужиться вместе. Но теперь знаю: мы — команда!

 А как же леди Кэролайн, спросите вы? Неужели приведение старой крысы отступило? 

А почему бы нет? От запаха выхлопных газов, шума поездов и трамваев, крика электричек, визга тормозов, а также — что уж совсем странно! — лошадиного ржания с ипподрома мог давно сбежать и живой человек. Что уж тут говорить о приведениях старых крыс? 

 Но Джордж, как спаситель кота, заслужил славу и хорошую репутацию. 

Теперь рецепту люди Кэролайн компания внимала с предельным вниманием! 

Итак, бабушка откладывала грудинку индейки и печенку, а остальное варила на слабом огне. При пене она снимала ее шумовкой и клала в бульон коренья и грибы, предпочитая почему-то сморчки.

Грудинку индейки, рассказывал Джордж, она освобождала от костей, кожицы и толкла в ступке. Как настоящая ведьма. Печенку — поджаривала на масле с мукой, затем растирала с ложкою масла, яйцами и мукой, добавляла соль, перец и мускатный орех. Из полученного фарша она делала такие маленькие круглые клецки.

— А они в кипятке не развалятся? — спросила Персик.

Крыс, подняв лапу с выпущенным когтем, объяснил, что здесь мудрость. 

Хитрая бабуля с хвостом опускала в бульон сначала одну клецку. Если она рассыпалась, добавляла в фарш еще молотых сухарей. Как только клецки всплывали, супчик можно было подавать к столу.

— Вы бы видели, дорогие дети и кот, — не мог остановиться Джордж, — с каким восторженным визгом собиралась наша семья за столом, как сгорала от нетерпенья!

Бабушка же бдительно следила, чтобы всем досталось клецок поровну. Если кто-то клал себе лишнюю клецку и без очереди, он сразу получал
от леди Кэролайн черпаком по голове. Хоть била не очень больно: какая-никакая, а родня.

 Вечером они пили чай и весело болтали, не желая расходиться. 

— Признавайся, с приведением ты нас разыграл? — спросила Персик у Крыса. 

Джордж поправил бабочку на манишке.

— Во всем мире англичан считают высокомерными существами. И напрасно. Мы еще как можем шутить! Охо-хо, как!..

— Я так и думал, — сказал кот. — Не надо было вам верить, Джордж сын Уинстона! Я из-за вас едва не остался в вентиляции навеки! 

— Да, я представляю, — добавил Мява. — Через сто лет строители нашли бы твой скелет. С ошейником, где имя и мой телефон. А узнав твою историю, сказали бы: бедный добрый, но трусливый и жадный Аркадий!

Крыс сложил лапки на животе и мелко захихикал, отчего лапки стали дрожать вместе с животом. В этот момент он был похож на знаменитого премьера Черчилля, узнавшего о высадке в Нормандии. 

И дети стали смеяться вместе с ним. 

Лишь кот угрюмо молчал, поглядывая в окно.

Когда же и Мява туда посмотрел, он увидел родителей. Они тащились от метро с полными сумками очередной еды. 

Незабудкины тоже наверняка уже вернулись с работы. Поэтому Джордж взял Дашу за руку, и они пошли к себе. И тут Крыс споткнулся обо что-то и растянулся на полу. Персик сразу же посадила его на плечо.

Мява включил свет в прихожей — и друзья ахнули: так вот обо что споткнулся подданный Великобритании! 

На полу лежал медный черпак старинного вида на потертой деревянной ручке.

Ничего себе! 

Крыс и Кот на подъезде. Иллюстратор Андрей Мартынов

КАСТРЮЛЯ ЧЕТВЕРТАЯ

ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЕ ЛИЦА,

 ИЛИ ПРОСИМ В ОБЕЗЬЯННИК!

Арест иностранца. Тюремная передача – одни яйца! Кусаются тут всякие! Англичанину грозит депортация.

Незабудкину разбудил звонок в двери. 

На пороге стоял настоящий полицейский — с папкой под мышкой, пистолетом в кобуре, с наручниками на поясе. На голове у него сидела фуражка, похожая на палубу авианосца.

— Лейтенант Сундуков, Иван Ильич, ваш участковый инспектор. Могу ли я видеть гражданина Персика?

Вопрос застал Дашу врасплох.

— Я не гражданин, гражданка... Незабудкина моя фамилия. А что случилось?

Офицер отодвинул Дашу, как гипсовую девушку с веслом, и смело проник в прихожую. Там он ей козырнул, да так неудачно, что задел локтем тумбочку. Полетела коробка, рассыпались пуговицы.

— Я соберу, — сказал полицейский, краснея щеками гимназиста. 

Он выглядел не на много старше Даши. 

— Не трудитесь, — сказала Персик. — Я попрошу кота.

— Кота?! — Участковый изумился.

— Ну, да, кота Аркадия, живет у соседей. Ему это запросто, даже обрадуется.

— Неужели?.. Ага, ага… 

Даша по сравнению с Иваном Ильичем казалась малышкой. Но Сундуков еще не знал, на что способна эта рыжая Дюймовочка. А поэтому раскрыл папку и приступил к запугиванию.

— Поступил сигнал, что в вашей квартире незаконно проживает крыса.

— Джордж — хомячок. Он из уголка Дурова.

— А в жалобе написано: крыса! — настаивал Сундуков, еще больше покраснев.

Тут из-за косяка выглянул иностранец в шелковом халате и тапочках, с ночным колпаком на голове, но по знаку Персика скрылся. 

Даша вышла на кухню позвонить отцу. До Сундукова доносились лишь отдельные фразы.

— Пап, тут пришла полиция… Нет, участковый. Говорит, у нас завелись крысы… Да мне вот тоже смешно!.. Сейчас дам!

Персик передала телефон полицейскому.

— С вами хотят поговорить.

— Слушаю, Сундуков... Нет, я не из санэпидстанции. — Вдруг его лицо вовсе побагровело: — Какие несовершеннолетние? Я на службе!.. Нет, секундочку! Если крыса — найду и арестую!.. Ах, вы адвокат? Тем более!.. Да звоните, кому хотите! Всё!

— Я должен осмотреть квартиру! — молвил расстроенный Сундуков.

— Если что-нибудь испортите, папа вас засудит! — предупредила Даша. — И тапочки наденьте, мы после ремонта!

Тут у Сундукова случились трудности.

Из-за полноты он долго не мог расшнуровать ботинки, ворчал насчет плоскостопия и рожка, без которого потом ботинки не наденешь, а ему на складе выдали на размер меньше.

Даша слушала его равнодушно и поглядывала на часы. 

Участковый ходил по комнатам, отодвигая кресла, залезал под диван, охая, вставал, шарил под ванной, пока в туалете за бачком не обнаружил дрожащего от страха Джорджа. 

Он моментально сфотографировал животное, натянул латексные перчатки и воскликнул:

— Вот ты где? Попался! 

— Я не понимать по-русски! — запищал Крыс. — Вы не иметь права!

Сундуков отпрянул и, ошалело покрутив головой. И спросил у Даши:

— Он дрессированный, что ли?

— Ручной.

— Незабудкина, можешь вытащить его оттуда? 

— Нет уж, вы за ним пришли, сами и парьтесь!

Участковый просунул ногу за унитаз, желая выудить Джорджа ногой. Но Крыс извернулся и все-таки укусил его за палец, торчащий через дырку тапка. 

Сундуков взвыл, снял носок и запрыгал на одной ноге. 

Мысленно он проклинал день, когда пошел на службу. Присягу, житуху, общагу. Ему стало дико грустно. Припомнилось босоногое детство в деревне. И мама с молоком, и нетрезвый отец с ремнем. И как теленок нагадил ему на ботинок. И как один раз он ловил головастиков и чуть не утонул под ряской в пруду. 

Но это были легкие беспокойства по сравнению с тем унижением, которым его подверг подозреваемый! Да еще крыса! Отцы небесные, до чего это было унизительно, мерзко, так пошло и между прочим, печально! 

Сундукову требовалось хоть чье-то сочувствие. Поэтому он снял фуражку-аэродром, почесал макушку, посмотрел на Незабудкину по-собачьи и молвил:

— Теперь мне будут уколы делать, да? В живот, да? Целый месяц, да?

— Не то слово, мужик, — бодро ответила Незабудкина по прозвищу Персик. 

— Могут даже ногу отрезать. 

— Но вашу цирковую крысу я обязан задержать, — сказал лейтенант, снова надев фуражку.  

— А вас, Дарья Андреевна, призвать к ответу. 

— За что?! — вскричала Персик.

— Ну, как же? Хамство должностному лицу при исполнении, это раз! Препятствие следственным действиям, это два! Укушение должностного лица в туалете, три! Тянет на срок!

Тут Крыс не выдержал и вылез из-за унитаза.

— Не надо, сэр, я сдаюсь. 

Персик больше ничего не могла сделать. 

На Джорджа надели наручники и повели. 

И Персик наблюдала такую картину: впереди, гордо щелкая штиблетами, шага Крыс. Позади него ступал полицейский в сдвинутой на затылок фуражке и с пистолетом наголо.

— Это неслыханно! — кричал по дороге Крыс. — У нас в Британии полиция так себя не ведет! Вы даже не дали мне собрать вещи!

Джордж лукавил. Лондонские констебли при виде крыс иногда даже стреляют. Без разговоров. А вещей, кроме пижамы, ночного колпака и тапочек у Крыса не было. Да и зачем эти вещи ему в тюрьме?

Уже из-за двери Персик услышала последний вскрик друга:

— Я, мистер полицейский, подам на вас в Международный суд в Гааге!

За окном хлопнула дверца машины. 

Теперь кулинаров осталось трое. 

Дети и кот Аркадий грустили на кухне, обсуждая: кто мог пойти на такую подлость и донести на иностранца? Они пришли к выводу, что на такое способен только один человек: гастарбайтер дворник Хоттаб ибн Жумгулбек Алтынов. 

Хоттаб — был существо забавное и странное. 

Одни говорили, что он нелегал из Сирии, другие — что чабан из Памира, третьи — что он и вовсе мирный узбек, дехканин, хлопкороб без работы. 

Но беда Хоттаба заключалась вовсе не в том, араб он, таджик или узбек. А в том, что был усат и бородат как Бармалей, отчего страшен, а не брился из принципа. 

А в том городе, где развернулась наша кулинарная история, многие боялись бородатых, подозревая в них террористов.

Кот каялся и чуть не плакал. Зря он обижал иностранца. Ведь Крыс, если разобраться, хоть существо пустое и никчемное, но безобидное.

Шурик Мальчиков утешал Дашу Незабудкину, правда, в необычной форме. 

Сначала он пообещал сделать подкоп к тюремной камере. Рыть до тех пор, пока не он устроит побег англичанину. А ей, Даше, в качестве утешения лично испечет йогуртовый торт с вишневым вареньем.

Они ужасно переживали за друга. Но поскольку при этом они еще больше жалели себя, дело докатилось до слез.

Кулинары плакали по очереди.

Особенно изнывал кот.

— Тюрьма, камера, баланда! — пафосно восклицал Аркадий, промокая лапой слезы. — Бедный Джордж! Крысочка несчастный! Ему нужна передача!

— По радио? — спросила Персик.

— В тюрьму! — сказал кот. — Мой дедушка сидел во Владимирском Централе, при кухне. Уже мне ли не знать, что нужно арестованному!

— Я ему свяжу шерстяные носки, — сказала Персик, хлюпая носом.

— А я куплю хорошего табаку! — пообещал Мява, отворачиваясь, чтобы Персик не заметила, что он тоже всплакнул.

— Но тебе нет восемнадцати, — заметила Персик, — тебе даже шестнадцати нет, кто тебе продаст табак? Кому охота штраф платить?

— Отца попрошу, — мрачно сказал Шурик.

— Но главное, — молвил кот, подняв лапу, — заключенный теряет в тюрьме много калорий. Ему требуется жирное питание.

И они снова взялись за готовку омлета, назвав его в духе своей печали.

ОМЛЕТ «СОЛНЦЕ ВСХОДИТ И ЗАХОДИТ» 

С СЫРОМ И ПОМИДОРАМИ

 Продукты:

  4 яйца, 3 небольших помидора, половинка репчатой луковицы,

  1 столовая ложка сливочного масла,

  одна треть стакана молока или сливок, 

4 толстых ломтика сыра, соль и пряности по вкусу.

Принадлежности: 

1 керамическая миска для взбивания яиц, 

1 разделочная доска для овощей, 

1 острый нож,  

1 вилка (или венчик) для взбивания яиц,  

I сковородка с крышкой, 

1 кулинарная лопаточка для вынимания готового омлета. 

Дети смешали в миске яйца с молоком, взбили эту смесь в блендере. 

Кот, будучи специалистом по нарезке лука, нарезал лук и помидоры.

Овощи и ломтики сыра они обжарили на сковороде, залили все это смесью из взбитых яиц с молоком, убавили огонь и накрыли прозрачной крышкой. 

Им было отлично видно, как поднимается «яичный пирог».  

И это было чудесно.

Они разрезали омлет на четыре части, завернули в фольгу, и уложили в посылку как первый продукт.

Взамен разбитых Крысом и котом яиц Мальчиковы подкупили еще пару десятков. Поэтому Мява отварил несколько штук вкрутую. Он считал, что Крысу придется угощать соседей по камере, иначе его побьют. 

  Уже не секретно! 

ВАРКА ЯИЦ МЕТОДОМ «ТЕРМИНАТОР»

 Незабудкина вскипятила воду, положив в нее соли, как просил Мальчиков. Чтобы яйца не полопались. 

Они опускали их осторожно, одно за другим с помощью шумовки, и так, чтобы яйца покрывала вода.

— Кипяток не должен бурлить, — предупредил Аркадий. — Иначе яйца будут стукаться друг о друга, и лопнут.

— Главное, чтобы не пошли на дно, как «Титаник», — сказала Персик.

— О чем ты говоришь, Даша? — изумился кот. — Разве у нас к кастрюльке плавают айсберги? Нет, и еще раз нет! Яйцам ничего не угрожает!

— Не сварить ли нам всмятку? — предложил Аркадий. — Три минуты, и готово! А то я у плиты потею. А когда я потею, я злюсь. Некоторые, вообще, не верят, что кот может вспотеть! Я и в «Макдоналдсе» потел, из-за чего приходилось принимать душ по три раза в день.

Персик развела руками, скорчила коту рожу, так как он снова и безо всякого сомнения, солгал. Все знали, что добровольно Аркадия в душ не загонишь.

Поэтому Шурик усмехнулся и сказал коту:

— Потерпишь.  

Варим семь минут, вкрутую, и точка! А то они до тюрьмы не доедут!

Вареные яйца они положили в холодную воду, чтобы Крыс не затруднялся их облупливать. 

Запихнув в посылку еще головку голландского сыра — чтобы заключенный закусывал, а то и прогрыз вкусную пещеру, укрываясь от неприятеля, Шурик водрузил кота на плечо, и они втроем с Дашей отправились в полицию.

 

Курица лейтенанта Сундукова. Иллюстратор Андрей Мартынов

КАСТРЮЛЯ ПЯТАЯ

УРОКИ ЛЕЙТЕНАНТА СУНДУКОВА

ИЛИ КОМУ НУЖНЫ КУРИНЫЕ ЛАПКИ     

Свободу британскому мореплавателю! 

Полиция тоже любит вкусное. 

Составные части курицы.                      

 

Участковый Иван Ильич пил чай с баранками. 

На столе лежала его фуражка, похожая на палубу авианосца. 

Из-под стола торчала забинтованная нога без ботинка. 

Таким увидели полицейского Персик и Мява, когда лги с Аркадием на плече у Мальчикова вошли в кабинет.

— Ты, главное, не вмешивайся, молчи, — шепнул Шурик коту.

Аркадий кивнул, но поморщился и отвернулся.

Полицейский уставился на сверток, который принесли дети, сверлящим взглядом.

— Что у вас там? 

— Продукты, — скорбно отвечал Мява.

— Открывайте.

Участковый засунул нос внутрь свертка, подозрительно понюхал содержимое, как собака, после чего лицо его приняло мечтательное выражение.

— Ух, ты, омлет!.. Мне такой мама делала! 

— Какая неожиданная радость! — съязвила Персик. Но участковый ничего не заподозрил прикола и продолжал сладким голосом:

— Я ведь, дети, из деревни. Бывало, матушка яиц из-под кур наберет, корову подоит, и давай омлет жарить! Эх!.. — Сундуков вытащил из свертка яйцо и залюбовался, как на яйцо Фаберже. — Это все мне? 

— А вы что, не завтракали? — спросил Мява.

— Не понял…

— Мой друг имеет в виду, что это ведь не вы арестованы, — сказала Персик, не сводя с полицейского змеиного взора. И добавила строго и печально: — Это передача для заключенного Джорджа Уинстона Крыса.

Мява откашлялся и сказал:

— Отпустите нашего друга! Он ни в чем не виноват!

И тут кот, забыв про обещание, выглянул из-за пазухи Шурика и гаркнул:

— Иначе я тебе такое устрою! Я твою морду в говядину превращу! 

Мява щелкнул Аркадия по уху.

— Ты же обещал! Из-за тебя нас всех посадят!

— Ничего себе, — удивленно проговорил Сундуков, указывая пальцем на Аркадия. — Ваш кот тоже из Уголка Дурова?

Аркадий молниеносно прыгнул на стол, выгнул спину рядом с фуражкой полицейского и угрожающе зашипел.

Сундуков сначала схватился за кобуру, забыв, что сдал оружие на хранение, а вместо пистолета он хранил в кобуре бутерброд. Но все-таки он выхватил бутерброд и машинально направил его на кота. 

— Руки вверх!

Аркадий понюхал колбасу, торчащую из бутерброда, сглотнул слюну.

— Меня не купишь докторской колбасой! — заорал он. — Свободу иностранному моряку! Не отпустишь Джорджа, пущу лужу на стол!

Лейтенанту Сундукову не хотелось, чтобы его кабинет пропах кошачьей мочой. Поэтому, не сводя глаз с кота, он нажал кнопку интеркома и распорядился:

— Задержанную крысу ко мне! Срочно!

Привели грустного Джорджа в наручниках, черной робе, ушанке и кирзовых сапогах.

Участковый объяснил, что англичанин преступник. Он укусил за ногу представителя закона. Так что пусть ищет адвоката.

— Если дойдет до суда, его будет защищать мой папа! — гордо воскликнула Даша Незабудкина, любуясь своей отвагой.

Зазвонил городской телефон, и Сундуков поднял трубку. Услышав первые же слова из трубки, офицер встал, вытянулся по стойке смирно и покраснел щеками.

— Да, товарищ генерал!.. Так точно!.. Но я только... Есть, товарищ генерал!..

Опустив трубку, он обреченно опустился на стул и закрыл лицо руками.

— Что случилось, дядя Ваня? — невинно спросила Персик. — Вас неожиданно повысили?

Бледный участковый встал, поправил форму, натянул на лицо улыбку и сказал:

— Обещали уволить… Но за что? Деточки! Вы шуток не понимаете? Мы у себя в полиции часто шутим. Говорят, вы дома кулинарный кружок организовали? Ну, так и ладно! 

— Что с нами будет дальше? — спросил Мява. 

— Ничего. Приказано у иностранца взять анализы и отпустить. И взять шефство над вашим кружком!

Выйдя из полиции, компания уселась в машину Сундукова, с полосками, гербом города и мигалками. Взвыла сирена, и машина рванула в путь.

Правда, по дороге Сундуков забежал в супермаркет, где накупил груду пакетов, заполненных чем-то тяжелым.

 Никто никогда не узнает, какие слова нашел генерал для участкового. Но после звонка сверху лейтенанта было не узнать. Его лицо источало радушие. Крыса и кота он называл исключительно на «вы». 

Персик все еще поглядывала на Сундукова с недоверием. Но когда он вывалил на стол большую куру, твердую как скала, соусы в бутылочках, пучки зелени, Даша Незабудкина оттаяла девичьим сердцем. Из всех правил бывают исключения.

Курица размораживалась тазу с теплой водой. 

— Давайте я вам фартук повяжу, Иван Ильич! — предложила Персик неожиданно для себя. 

— Называйте меня просто — дядя Иван, — сказал Сундуков. И повернувшись в Мяве, Крысу и коту, добавил: — Хотя меня давно, еще до полиции отчислили из кулинарного училища, по курице у меня всегда была пятерка. 

И предложил приготовить свое фирменное блюдо.

Никто не возражал. 

Лейтенант взялся за дело.

ДЕЖУРНАЯ КУРА «НА ПОСТУ»

 С КАРТОФЕЛЕМ И ЧЕСНОКОМ 

Продукты: 1 курица (килограмма на полтора), 

полстакана сметаны, 

соль и душистый молотый черный перец,  

12 небольших картофелин,  

полстакана растительного масла, 

1 зубец чеснока,  

1 стакан молотых сухарей, 

4 веточки зелени петрушки,

Принадлежности: 

1 противень для жарения курицы в духовке,  

50 см суровой хлопчатобумажной нитки для связывания курицы,  

1 кулинарная вилка, 

1 нож, 

1 эмалированная миска для подготовки картофеля к жарению, 

1 доска для нарезания овощей. 

Дети и домашняя скотина зачарованно смотрели, как участковый уложил тушку курицы на спинку, посолил со всех сторон и посыпал перцем. Изнутри он натер курицу толченым чесноком, а после связал ножки и крылышки ниткой, попарно.

— Господин констебль, сэр! — не выдержал Крыс, — давайте я вам помогу?

— А я пока почищу картофель, — сказал кот. — Ненавижу это дело, но видно, такая у меня судьба.

Когда курочка была увязана, Сундуков попросил противень с углублением для стекания жира, уложил дно фольгой. Потом обмазал тушку сметаною, уложил ее на противень и засунул в духовку, установив температуру на 200 градусов, а время на 30 минут. 

Сверкающая никелем духовка, взятая недавно в кредит родителями Мальчикова, понравилась ему, и он сказал:

— Жаль, у нас в общаге такой нет. А то бы всякий день что-нибудь жарили. Ведь, бывает, знаете ли, дети, придешь с дежурства, а в тумбочке одно сало.

— Дядька Иван, кажись, у нас курица подгорает! — сказал кот в волнении.

— Не может быть! — вскричал лейтенант и ринулся открывать дверцу духовки. — Нет, еще не подгорает. Румянится, красотка двуногая. 

Спустя срок, Сундуков ткнул курицу вилкой в бок, убедившись, что красный сок не выступает, объявил: готово. 

Вслед за курицей они подлили на противень масла, уложили картофелины срезом вниз, чтобы подрумянились.

 Наконец, все собрались вокруг стола, посреди которого на белом блюде в окружении картофеля возвышалась украшенная рубленым чесноком и зеленью золотая кура. Это выглядело очень круто!

— Прошу к столу! — радостно воскликнул офицер. — Кто претендует на ножки?

— Только не я, — отозвался Крыс, повязывая крахмальную салфетку вокруг места, которое он называл шеей.

Участковый не знал, а дети не забыли, что в Санкт-Петербурге Джордж переел куриных ножек, когда служил у мадам Либераловой.

— Тогда так, — распорядился Мява. — Одну ножку отдаем Ильичу, он заслужил. Вторую — нам с Персиком. Джорджу — крылья. А тебе, Аркадий, — гузка!

— Гузку так гузку, — согласился кот, отламывая себе вместе с гузкой почти весь зад курицы. — Повсюду в мире уважаемые коты издавна лакомятся гузкой.

Джордж также протянул свою тарелку лейтенанту.

— Нельзя ли для меня заменить крылышки вон тем белым мясцом?

— Крылья не нравятся? —шутливо спросил Сундуков. 

— У меня вставная челюсть, — сурово молвил Крыс.

И все уставились на Джорджа с сочувствием.

— Впервые слышу, — сказала Персик. — Неужели это правда?

Крыс вынул протез, показал и засунул обратно. 

Все согласились, что требование иностранца справедливо. Ему тут же положили филе. 

И все впились в сочную мякоть курятины.

Посреди обеда участковый спохватился, полез в пакет и достал большущую бутылку лимонной газировки. 

За окнами быстро темнело. 

Наступающая ночь сулила другой день, полный кулинарного азарта и новых приключений.

Из чего состоит котлета. Иллюстратор Андрей Мартынов

КАСТРЮЛЯ ШЕСТАЯ

НЕПРИЯТНОСТИ ТОЛЬКО НАЧИНАЮТСЯ,

ИЛИ КОТЛЕТЫ ИСЧЕЗАЮТ В ПОЛДЕНЬ

Кухня и ревность. Почему не везет рыжим?  

Вымогатель Хоттаб. Пожарные приехали! 

Как и кого жарят на Дерибасовской.                    

Как уже говорилось в этой правдивой истории, Шурик Мальчиков по прозвищу Мява был пытлив и любознателен. Поэтому однажды они с подружкой Дашей Незабудкиной, которая известна в своем классе как Персик, решили исследовать котлету. 

Зачем? А вы задумывались, из каких деталей и узлов она состоит? 

Купленная в супермаркете готовая котлета лежала на тарелке под лампой. Дети с марлевыми масками, склонились над нею, как хирурги в операционной. 

Они согласились с авторами этикетки на упаковке, что в индустриальных котлетах, скорее всего, и даже наверняка, иногда бывает мясо. А не только соевые бобы.

Мальчиков занес нож, решительно отсек кусочки холодного продукта и они тщательно их пережевали.

— Там лук, — молвил Мява таким тоном, каким обычно говорят «там яд». — И чеснок.

— Чеснок? — Персик поморщилась. — Не люблю чеснок! Из-за него потом невозможно целоваться.

— Это с кем ты целуешься? — подозрительно спросил Шурик. — Неужели с Собакиным из шестого «Б»?!

— А если и с Собакиным?

— Он мне никогда не нравился! Пижон! Я бы ему рога обломал!

— Собакин боксер. Он тебе сам кое-что обломает.

— Всё! С меня хватит! — вскричал Мява. — Разве в такой обстановке можно проводить научное исследование! — Он швырнул нож на доску.

— Сосредоточься на котлете! 

— Не могу я думать ни о каких котлетах!

Какое-то время они молчали, отвернувшись друг от друга и тяжело сопя. Потом Персик сказала:

— Зажмурься.

— А зачем? Чтобы ты меня кетчупом измазала?

— Не измажу! Сделай, как я прошу

Шурик зажмурился, и Даша чмокнула его в щеку.

— Не собака ли ты после этого? — сказал Мальчиков, весело смеясь от внезапного счастья.

— Собака. И рыжая притом. Ты мой герой! Ладно, записывай ингредиенты котлеты: мясо, лук, чеснок, сельдерей.

Тут они выяснили, что для котлет нужна мясорубка. 

У Незабудкиных есть электрическая мясорубка, но они не разрешают дочери к ней прикасаться. А у Мальчиковых — только ручная мясорубка, но ручку нужно кому-то крутить. 

Тут появился кот и подал замечательную идею: мясо можно запросто перемолоть и в кофемолке. Крыс его поддержал компанию: отличная мысль, очень технологично, а главное, вдвое быстрее!

И работа, как пишут в плохих книгах, закипела. Они разморозили мясо в микроволновке, порезали его на кусочки и затолкали в кофемолку.

— Включаем? — спросил Мява, сомневаясь.

— Ключ на старт! — воскликнула Персик. — И нажала кнопку. 

Кофемолка дернулась, завыла, и в квартире погас свет.

— Это я виноват, — раздался голос кота в сумерках. — Вот дурак! Извини, Шура! Надо было молоть в стиральной машине!

Выглянув в окно, друзья убедились, что света нет не только в их доме, но и по всей улице. 

Остановились трамваи и троллейбусы. 

Погасли прожекторы на ипподроме, где начинались заезды. Лошади ржали во мраке и метались по полю. 

У соседей что-то звенело и падало, слышались крики и беготня, потом наступила обреченная тишина.

В этой тишине из туалета раздались скрежетание и знакомый голос с диким акцентом:

— У нас снова неприятности?

Зажурчала вода из унитаза, после чего в неясном свете возникла фигура Джорджа. Он был в шелковом халате и турецких тапках с загнутыми носами

— Неприятности, Джордж, начались с того дня, когда я, дура, согласилась с вами готовить, — сказала Персик, вздохнув

Аркадий, обругав Крыса, что тот подолгу занимает места общего пользования, молнией метнулся в гальюн. Он терпел еще с тех пор, когда дети рассматривали котлету через лупу.

Незабудкина зажгла свечу. 

Кухня озарилась неясным светом, и стало еще страшнее. Теперь Крыс и дети отбрасывали длинные пугающие тени.

В этот момент раздался стук в дверь и все задрожали мелкой дрожью и застучали зубами.

— Стучат, не слышите? — послышался из туалета хладнокровный голос кота.

Мява пошел открывать, натыкаясь на углы. 

На пороге стоял дворник с керосиновой лампой.

— Здравствуйте, Хоттаб Жумгалбекович, — сказал Мява. — Вы как раз вовремя. У нас свет погас.

— У вас погас? — Хоттаб неприятно рассмеялся, как Чингисхан перед русскими князьями. — Света нет во всем городе, на всей Европейской части, и может быть даже за Уралом!

— Ничего себе, мормышка! — не выдержав, воскликнула Персик.

— Из вашего окна недавно вылетела шаровая молния!

— Бред, — возразил Мальчиков. — Не было никаких шаровых молний. Мы мясо мололи. 

Дворник стоял, раскачивая лампой, как приведение.

— Я прямо скажу, Александр, что от вас с котами и крысами один вред! Для меня вы хуже мозоля на пятке! Хуже забитого мусоропровода! Хуже головной боли, когда утром лопату не можешь найти! Чертовы малолетки! 

Когда дали свет, кот выковырнул мясо из кофемолки. Оно там не перемололось, а смялось в комки, которые они стали жарить на сковороде.

Мясо зашипело, и вскоре кухню наполнил едкий дым. Пришлось даже открыть форточку. Они так разволновались, что забыли выключить плиту, скорода продолжала источать клубы дыма зловещего черного вида, которые, свиваясь, вылетали вон. 

Потом во двор, оглашая окрестности сиреной, въехали красные машины.

— Допрыгались! — сказал кот.

На стену дома с грохотом опустилась лестница. 

Створки окна распахнулись. 

В проеме показалось усатое лицо с профилем шахматного коня и в каске. Спрыгнув на пол, пожарный направил на компанию брандспойт. Дети и животные попятились назад.

— Что горит? Где горит? — осведомился он густым басом. Но, заметив обугленную сковороду на плите, почему-то не рассердился, а рассмеялся и, высунув голову в окно, весело крикнул:

— Отбой пожарной тревоги!

Когда копоть улеглась, пожарный разглядел толстенького кота в джинсах и футболке, сидящего на подоконнике, а также не уступающую ему по размерам крысу, одетую как-то не по-здешнему: в полосатых штанах, заправленных в лаковые сапожки, в рубашке с жабо и почему-то в пенсне. 

Чутким обонянием борца с пожарами он почуял, что от крысы явно пахло мужским одеколоном, причем не из дешевых, и хорошим табаком.

— Кто такие будете? — спросил он.

— А вы кто? — поинтересовался кот. — Меня Аркадием зовут.

— А я Илья Клубникер, командир пожарных, — отрекомендовался усач, совсем не удивившись, что кот владеет русским. Очевидно, у него на работе еще не такое встречалось. — Так, значит, котлетки жарите? Очень интересно! Какие трудности?

— Ужас! — выпалила Даша. — Хотели мясо смолоть, погас свет!

— Это не из-за вас, — сказал Клубникер. — Сами подумайте: может ли несчастная кофемолка парализовать жизнь в половине страны? Наверное, где-то был ураган. Какие еще трудности?

Крыс выдвинулся вперед.

— Мы сожгли говядину, сэр, — молвил он. — Как только у нас появляется мясо, оно тут же исчезает. Право, даже не знаю, где мы добудем еще?

— Эту неловкость можно устранить, — заметил Клубникер Крысу с элегантностью, мало свойственной пожарным. И этим он расположил к себе англичанина. — Однако же, простите, с кем имею честь?

— Джордж Уинстон Крыс, подданный Британской короны.

— Очень романтично, — одобрил пожарный. А в окно, крикнул: — Сержант Загальский! Поезжайте на рынок и привезите нам самой хорошей телятины! 

И пожарная машина умчалась.

— Не знаю, что теперь делать, — озабоченно произнес Мява, который думал только об одном: какое наказание их на сей раз ждет за испорченное мясо?

— Шура, не ёрзайте, ради бога, — сказал Клубникер, вешая каску на гвоздь. — Кухня не терпит суеты. А я вам так-таки скажу кое-чего за котлеты! Они бывают натуральные, когда мясо жарят на ребрышках. — Он мечтательно закатил глаза. — Обожаю! Боюсь, даже не выдержу до приезда посыльного! У нас в Одессе — а я родом из Одессы — котлеты жарят в каждом дворе. По всему городу чесноком несет. Особенно, когда ветер с моря. Идешь, бывало, по Дерибасовской, все открывают форточки и кричат: «Эй, Илья, уже не зайдешь ли скоренько на котлетку?»

— Не может быть, — засомневался Аркадий. — Так запросто?

— Я вам говорю! — убежденно произнес Клубникер. — А мое слово, как в банке!

Тут раздался звонок в двери, и на пороге появился худощавый сержант с кудрявой головой и пытливыми глазами.

— Товарищ командир, — обратился он к Илье, поглядывая на детей и животных, — кило телятины, как приказано! 

— Спасибо, Леня, возвращайся на службу. И передай нашим, чтобы к обеду не ждали.

 

КОТЛЕТЫ «ДЕРИБАСОВСКИЕ» 

ИЗ РУБЛЕНОЙ ТЕЛЯТИНЫ С ЧЕСНОКОМ 

Продукты: 

1 кг телятины, 

треть черствого батона, 

полстакана кипяченого молока, 

полстакана муки,  

полпачки сливочного масла, 

1 стакан панировочных сухарей,  

1 яйцо, 

2 зубчика чеснока, соль и перец по вкусу.

Принадлежности:  

острые ножи, 

1 мясорубка, 

1 миска для фарша, 

1 ложка для перемешивания, 

1 сковорода, 

1 доска для разделки мяса, посуда для складывания готовых котлет. 

— Скажите честно, Джордж, — спросил Клубникер Крыса, — вы имели дело с мясорубкой?

— О, да, с английской! Хотя в нашей семье боялись механизмов. Мы жили над метрополитеном, сэр, и вздрагивали, когда внизу проносились поезда. Ведь у нас в Лондоне, самое старое метро в мире!

Пока пожарный прикручивал мясорубку к столу, Мява очищал мясо от пленки, нарезал на кусочки. Персик замочила ломти хлеба в молоке.

Как только Мява запустил первые куски в горловину, Аркадий радостно закрутил ручку, да с такой силой, что брызги мяса полетели во все стороны. Затем они пропустили и отжатый от молока хлеб. 

Перемешав и попробовав фарш, пожарный цыкнул зубом, посолил и поперчил смесь, добавил мелко порубленный чеснок и взбил фарш деревянной ложкой до пушистости. И сказал, что теперь самое важное, формовка котлет.

Он смочил ладони в воде, чтобы к ним не прилипал фарш, и, выбирая примерно по две столовых ложки фарша, придал котлетам форму лодки со сглаженными краями. Каждую котлету он обвалял в панировочных сухарях. Хотя мог бы и не обваливать, при желании похудеть.

Тем временем Крыс разогрел масло на сковороде и в полной кулинарной готовности ждал с лопаткой в руке.

Приветливо шипело масло. 

Они жарили котлеты на медленном огне до румяной корочки. 

Получается, получается!

Все это время Аркадий, которого оттеснили назад, пытался пробиться к плите.

— Нечего толкаться. Я даже издали чувствую: котлеты почти готовы!

— Какой талант у кота! — восхитился Джордж, вытирая лапы о фартук. – Наверное, в прошлой жизни вы, Аркадий, работали дегустатором?

— До поры, до времени, — печально отвечал кот. — Но теперь я инвалид нюха. Добрые дети мазали мне нос керосином.

Клубникер проткнул котлету вилкой, из нее выступил красный сок.

— Еще немного!

Он подлил в сковороду воды, успел накрыть ее крышкой раньше, чем котлеты зашипели, и убавил огонь…

 Наконец, они разложили котлеты по тарелкам. 

На свободное место положили по листу салата, а на него отварной рис, а также зеленую фасоль в стручках, которую принесла из дому Персик. Натюрморт дополнила зелень петрушки и укропа. 

Все это было очень красиво. Друзья увлеченно смотрели в тарелки, боясь прикоснуться к еде, чтобы не разрушить гармонию. Эстеты. Они просто сидели и молчали, уставившись на румяные котлеты и думая каждый о своем.

— Да, дети, я будто бы снова в родной Одессе! — восхищался Клубникер. — Дерибасовская, угол, извините, Ришельевской!

Он натер на терке сыр пармезан и посыпал котлеты. 

— О, друзья! — воскликнул Крыс. — Давайте сфотографируемся! Это фото на фоне одесских котлет будет напоминать мне лучших днях за пределами Соединённого Королевства!

Пока они рассаживались, а кот с Крысом спорили, кому быть в центре, пока сделали селфи и перекинули снимки на все свои телефоны, котлеты остыли, их пришлось разогревать в микроволновке.

 Зато обед получился очень вкусный. 

Все понемножечку сникли от сытной еды и чрезмерных впечатлений.

Мява принялся сочинять стихи о котлетах, чтобы посвятить их Даше. 

Крыс закурил свою трубку. 

Клубникер, сняв униформу и оставшись в майке с помочами, рассказывал коту всякие истории о пожарах.

И тут позвонил сержант Загальский.

— Товарищ майор, где вы? — спросил он Клубникера упавшим голосом. — Мы целый час не можем вас найти!

— Разве мне уж и пообедать с друзьями нельзя?

— Можно, — сказал сержант Загальский, — но у нас еще три вывоза было. Два ложных, а на третий не успели, и склад сгорел.

— Адрес? — спокойно осведомился пожарный. Загальский назвал. — Не беспокойтесь, это контрабандисты. Переживут! 

На дворе уже порядочно стемнело, когда пожарный засобирался домой. На прощанье он отремонтировал кофемолку.

— Жаль у нас мало времени, — сказал Илья детям. — Я бы вам показал кучу рецептов разных котлет: картофельные, рисовые, грибные, из телячьих мозгов, из кролика… А всякие океанические варианты! Из мидий, китового мяса, из лангуста, трепанга!

— Трепанги это круто! — соглашался кот, хотя ни разу в жизни их не пробовал.

 Между прочим, в этот день многие соседи наслаждались запахами, которые источало окно на третьем этаже. Сначала люди проходили мимо, а некоторые даже плевались от зависти. Но когда прошел слух, что за котлеты взялся пожарный, во дворе собралась порядочная толпа. Многие серьезные дамы, приманивая себе эти запахи платочком и вдыхая, говорили детям:

— Знаете ли, дети, вы должны научиться готовить! Как Даша Незабудкина и Шура Мальчиков! А то мало ли что? Вдруг мы в старости начнем помирать с голоду?

Но дети думали, что с ним шутят. Они были уверены, что родители никогда не умрут, и равнодушно зевали.

Из магазинчика напротив высыпали продавцы. 

Продавцы делали вид, что греются на солнце в обеденный перерыв. Хотя их глаза и носы были прикованы все к тому же окну, куда совсем недавно залезал по лестнице серьезный дядька пожарный. В начищенной до блеска медной каске и с профилем шахматного коня.

Владельцы незаконных гаражей пили пиво, приговаривая: 

— Какие ароматы идут из кухни Мальчиковых! Какой изыск! Какая благодать! Вот так понюхаешь — и уже закусывать не надо!

КАСТРЮЛЯ СЕДЬМАЯ

СКАЗАНИЕ О ЛЕТАЮЩЕЙ ТАРЕЛКЕ,

ИЛИ МНИМЫЙ БОЛЬНОЙ            

Тур на полтора человека. Надо ли ученому писать детективы?  

Кулинарный прогресс: жертвы и поклонники. 

Лососина из нейтральных вод. Был ли Пушкин негром? 

Отец Мявы служил в детском журнале «Братец кролик» главным редактором. Платили немного, но с премиальными неплохо получалось. 

Андрей Юрьевич любил кроликов, никогда их не ел, а только гладил. И всю зарплату тратил на бытовую технику. Любил он ее.

Мява знал: если дома появилась очередная коробка, отец получил гонорар. На кухне появились крутейшая духовка на сорок программ, тостер, сушилка для овощей и фруктов. А самый красивый был агрегат, похожий на корабль из «Звездных войн», весь в никеле и говорящий: мультиварка. Опробовать технику у отца руки не доходили, и к приборам постепенно подбиралась наша кулинарная компания.

Все не терпелось испытать новые приборы, кроме кота: он боялся шума. И наконец, исчез. 

За котами такое водится.

Пока Крыс переводил инструкции с английского, Мява бродил по квартире, ища кота. Он исследовал все любимые места Аркадия — под раковиной в ванной, в шкафу, у батареи, за диваном. Тщетно!

Незабудкина считала, что Мальчиков грубовато общается с котом. А ведь Аркадий существо самолюбивое. К тому же, если перевести его возраст на человечий, он старше Мальчикова, по крайней мере ,втрое!

— Что же мне делать! — горевал Мява. — Кис-кис! Где же ты? Вернись, я все прощу! 

Обойдя все закутки, они вернулись на кухню, где Джордж изучал очередную брошюру. Оторвавшись от текста, он опустил пенсне на нос и заметил:

— Если наш друг Аркадий не отзывается на «кис-кис», попробуйте «кири-кири». Так подманивают котов в Лондоне.

— Причем тут Лондон? — сказала Персик. — И разве Аркадий птица? 

— Кири-кири-кири! — позвал Мява на всякий случай.

В этот момент раздались странные звуки, и Даша сказала, что она что-то слышала.

— Я тоже, — сказал Крыс. — Мисс Даша могла ошибиться, но у меня слух острый! Ведь крысы постоянно настороже! Чуть зазеваешься — сразу получишь. Вспоминается один престранный случай на приеме у эрцгерцога…

— Погоди, — зашипел Мява, — про эрцгерцога потом! Кажется, я тоже что-то слышал!

Все замерли и прислушались.

И тут из прихожей, где сложили пустые коробки из-под технических новинок, раздался голос Аркадия:

— Помогите!

Мальчиков бросился в коридор.

На дне пустой коробки между панелями из пенопласта они увидели кота, лежащего лапами вверх. Аркадий смотрел на друзей мутными глазами и тихонько мычал, ухватившись лапами за живот.

— Наверное, у него аппендицит, — проговорила Персик. — Аркадий, давай я тебе для проверки пожамкаю пузцо?

— Я боюсь, — отвечал кот. 

— Ну, сам пожамкай! Нажми и резко отпусти! 

Аркадий зажмурился, нажал лапой на живот и отпустил, после чего икнул и открыл глаза.

— Вроде ничего. Но все равно мне кажется, я умираю…

Над тушкой кота склонилась усатая морда англичанина. Он понюхал нос Аркадия и молвил:

— О, да, ребята! Его часы сочтены!

— Что же тогда делать, — забеспокоилась Персик. — Звать адвоката?

— Пустое! — деловито возразил Крыс. — Надо искать завещание. — Его глазки сверкнули из-под пенсне, и Крыс продолжил с нотариальной печалью: — Обычно близкие у смертного одра этому не придают значения. А потом родня ссорится из-за наследства. 

— Это ты ему родня? — спросила Персик удивленно. – Ты же говорил, что презираешь котов!

— Все равно, — настаивал Джордж, — я бы на вашем месте утряс формальности. — Он пнул кота лапой в бок. — Мистер Аркадий, вы еще можете говорить, сэр? Где вы спрятали завещание?

— О-у-у! — стонал Аркадий. — Мя-о-у!..

— Что ты к нему привязался? — рассердился Шурик. — Нет у него никакого имущества и нечего завещать!

Персик согласно закивала головой.

— Вы уверены? — хладнокровно молвил Крыс, протирая пенсне. — А фляга с валерьяной? А этот ошейник от блох?

Мява осторожно поднял кота на руки, и все увидели на дне коробки внушительный рыбий скелет.

— Да он просто объелся! — воскликнула Персик.

— Я догадывался: здесь что-то не так! — сказал Крыс.

— Кадик, — ласково сказал Шурик коту. — Неужели ты сожрал такую рыбищу? Она же больше тебя вдвое!

— Это был судак, — признался кот и уткнулся в плечо Мальчикова. Ему стало стыдно.

— Сырой? — потрясенно переспросил Мява.

— Диети… Диетический, — выдавил из себя кот.

Тут выяснилось, что Аркадий украл судака, которого отец Шурика собирался приготовить на пару в новой мультиварке для испытания ее ходовых качеств. Судак был никак не меньше трех кило, лежал в тазу, присыпанный солью, так как не вмещался в холодильник. 

Как же он уместился в коте?

На допросе кот честно показал, что ел рыбину всю ночь частями. У него сначала не было планов на всего судака. Он хотел отъесть только голову, а потом…

В этом месте Аркадий покраснел кончиком носа. Ему было стыдно.

Шурик положил кота на коврик и все склонились над ним, как комиссары в пыльных шлемах. 

— Пациент скорее жив, чем мертв, — молвил Джордж. — Нужна реанимация.

С этими словами он опрокинул кота на спину, схватил за лапы и стал делать искусственное дыхание. 

— Только за хвост не надо, — слабо попросил Аркадий.

Через некоторое время все решили, что кота лучше оставить в покое на подоконнике. А самим заняться обедом.

Все не без облегчения приступили к испытанию новой техники. Начали с тостера. Крыс заявил, что в Англии тостеры появились еще при Черчилле. И поэтому он знает рецепт замечательных коржиков, которыми снабжали британских героев перед высадкой в Нормандии в 1944 году.

ТОСТИКИ «ПРИВАЛ СОЮЗНИКОВ»

Продукты: 

4 ломтика белого хлеба (для тостера), 

25 г сливочного масла, 

4 пластинки голландского сыра размерами чуть меньше хлеба, 

1 щепотка молотых семян тмина, 

1 щепотка молотого красного сладкого перца, соль по вкусу.

Принадлежности: 

1 тостер, 

1 доска, 

1 кулинарные щипцы, 

1 пара кулинарных варежек, 

1 тарелка для складывания готовой продукции.

Хлеб они намазали маслом. Даша аккуратно и тонко нарезала сыр. Каждую пластинку сыра положила на ломоть пшеничного хлеба, источавшего аромат дрожжей. Крыс посыпал сыр тмином, слегка вдавив его в хлеб, красным перцем, а также солью.

На решетку тостера вместилось две порции. 

Мява нажал кнопку пуска. Меньше чем через минуту сыр пошел пузырями, пропитывая мякоть хлеба. 

Когда поджарили десяток тостов, настал миг вкушения. 

Аркадий, который все еще находился под впечатлением ворованного судака, отвернулся и мрачно разглядывал пейзаж за окном. 

Там грохотали электрички, звенели трамваи и вороны дрались за горбушку хлеба. 

Остальные члены кулинарной бригады впились зубами в хрустящие тосты и повизгивали от удовольствия.

— До чего же дошел прогресс! — восклицал в паузах Джордж. — В свое время мама жарила для меня такие тосты, положив кусок железа на костер. Я их брал с собой в нашу крысячью школу и угощал друзей. Правда, ели только сыр, хлеб выплевывали.

Джордж первый покончил с едой и спросил Шурика:

— Боюсь оказаться бестактным, но осталась ли у нас рыба?

— Боюсь, ее сожрал Аркадий, — ответил Мява, утираясь салфеткой.

Тогда Крыс обратился к коту:

— Простите, что отвлекаю от законного отдыха, но какую рыбу вы ели минувшей ночью?

— Судака, — раздраженно ответил кот, икнув. — Вам не все равно? И хватит уже об этом! Вы меня ставите в ужасное положение! 

— Хорошо, думаю, в холодильнике Незабудкиных найдется семга! У мисс Даши папа, я слышал, адвокат. У нас британский адвокат, когда выиграет дело, часто требует обеда из семги. 

Персик тут же сбегала домой и принесла куски рыбы в вакуумной упаковке.

И они снова надели фартуки.

ЛОСОСЬ, ЗАПЕЧЕННЫЙ С КАПЕРСАМИ\«НЕЙТРАЛЬНЫЕ ВОДЫ»

Продукты: 

4 ломтя сёмги,  

половинка лайма, 

1 баночка соленых каперсов, 

полстакана оливкового масла, 

1 щепотка черного молотого перца, соль по вкусу.

Принадлежности: 

1 программируемая электродуховка, 

доска для рыбы, 

1миска для рыбы, 

1 кусок рулонной фольги, 

полстакана воды.

Даша посолила размороженные ломти с обеих сторон, поперчила и сбрызнула соком лайма. 

А затем сложила их в миску один на другой, чтобы рыба пропиталась ароматами. 

В это время Мява, уложил на противень фольгу, отрезав от рулона нужный кусок, смазал маслом и подлил немного воды. 

Вокруг разложили каперсы. 

Духовка как раз прогрелась. Они установили температуру 180 градусов и поставили время на 20 минут.

В духовке вспыхнул свет, и процесс начался.

Сначала ничего не происходило. Но уже через минут пять раздалось шипение, и кухня наполнилась запахами жареного.

— О, как мне милы эти звуки! — воскликнул Крыс.

— Поэзия! Как писал один негритянский поэт, как много в этой рыбке для него слилось, как много в его сердце, господа, отозвалось!

— Ничего себе, — сказала Персик. — Разве Пушкин негритянский поэт?  

Пушкин — великий русский поэт! Это даже Аркадию известно!

— А ему все равно, — гордо отозвался кот с подоконника, — лишь бы скорей перекусить!

Они разложили румяные куски лосося по тарелкам, Персик притащила из дому специальные рыбные приборы, и стали есть.

Кот наблюдал. Потом стал задавать вопросы: сочна ли рыба, не чересчур жирна ли, не слишком ли солона, много в ней ли костей?

— Я снова могу ошибиться, Аркадий, — заметил Крыс, обильно поливая рыбу ее же соком, смешанным с маслом и лаймом, — но как может русский кот, будучи в недомогании, с таким живым участием обсуждать еду? Вам нужна диета.

— Посадим его на манную кашу, — добавил Мява, норовя отловить вилкой каперсы, но они все время выскальзывали.

— Шура, — взмолился кот, — не жадничай, там же еще остался кусок! 

— А тебе что за дело, Кадик? — фыркнула Даша, разрезая ножичком мякоть рыбы. — Разделим и сами съедим!

Аркадий завыл еще сильнее.

— Ребята, неужели вы так поступите с ветераном всех революций, личным другом мэра и патриотом города? Мне уже намного лучше! Я имел в виду, только кусочек! Ну, хоть шкурку пососать!

— Кости не подойдут? – спросила Персик. 

— Как ты можешь! — с обидой воскликнул кот. И указал лапой на жующего Крыса. — Разве я не защищал тебя от этого бронтозавра?

— Если по Дарвину, то вы, мистер Аркадий, произошли от макаки, —молвил Крыс, утерев морду салфеткой. 

— Все слышали? — завопил Аркадий. — Этот эмигрант обозвал меня обезьяной! 

— Я не эмигрант, — возразил Джордж. — Я нелегал поневоле!

— Я пожалуюсь в «Гринпис», — продолжал кот. — Немедленно верните мою порцию! Она принадлежит мне по закону!

Он прыгнул с подоконника на стол, где стоял противень. Одними ударом когтей кот разделил кусок семги на две части, один прижал лапой, злобно урча и поглядывая по сторонам. Зажав кусок рыбы зубами, он спрыгнул со стола и помчался с ней прочь.

Мява знал, что иногда кот забирался в отдушину облицовки ванной, где не хватало одной плитки. Поэтому там он застал печальную картину.

В отдушину могло пролезть только туловище Аркадия, но не семга. Из отдушины на Шурика смотрела отчаянная морда кота с вытаращенными глазами, а рыба валялась на кафеле.

— Вылезай, — приказал Мява.

— А бить не будешь?

— Разве я тебя раньше бил? Я не трогаю котов.

— Шура, — торговался Аркадий, — хочешь, сам доешь этот кусочек!

Мальчиков уселся на пол рядом с отдушиной.

— Ты ведь никакой не больной, Кадик? Признавайся!

— Ну, не больной. А думаешь легко бегать и прыгать? Остеохондроз, солевые отложения, перхоти вон полно! И никто не уважает!

После этих слов Мальчикову стало жаль своего кота. Он отламывал по кусочку рыбы и просовывал в отдушину. Аркадий ел, благодарно урча. 

Поев, он выбрался наружу, и они вернулись на кухню. Все были сыты, поэтому никому не хотелось разрушать благолепие. 

Им казалось, что они не в тесной квартире отца Мальчикова, шеф-редактора журнала «Братец Кролик». И не душным июлем. А зимой, в горах, у альпийских крестьян.

Им казалось, что в избушке свисают сосульки за окном, метет пурга и где-то звенят колокольчики. Это уж Санта Клаус в обнимку с Дедом Морозом мчат в санях, запряженных оленями, и постепенно превращаются в свое подобие из ваты и папье-маше. А у них тепло, дрова трещат в камне, и крестьяне в честь гостей распевают песни на странном языке, который не ведом даже Крысу.

Так они погрузились в иное пространство, не замечая вокруг себя реальности, в которой на кухне возникли родители Мальчикова. 

Они пытались что-то сказать, беззвучно разводили руками, но счастливые едоки рыбы ничего не слышали. Тогда родителям осталось лишь одно: перенестись туда же, где сидели дети.

Что они и сделали. И ни о чем не пожалели.

 

 

  (продолжение следует...)

Читайте также:

новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля
О спорт, - ты мир! А мафия - бессмертна!

Спортивная мафия в Кармиэле. Игры для интеллектуалов

подробнее
новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля
Муниципалитет работает над перемещением иешивы в новое место

Мэр Кармиэля Моше Конинский продвигает идею переезда иешивы «Рина шель Тора» (где не так давно сотни студентов с положительным тестом на вирус находились в карантине) в новое здание.

подробнее
новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля
Подготовка города к Рош а-шана и Йом Кипур

Организация пространств для соверешия молитвы

подробнее
Подпишитесь на новости!
новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля