новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля
Мы – дома!

Мы – дома!

21 июля 2020

Анна Вайнштейн 

В июне исполнилось 30 лет, как семья Анны Вайнштейн приехала в Израиль.

Анна, Виктор и их дети репатриировались в июне 1990-го.  Семья обосновалась в Кармиэле, где Анна активно преподавала музыку и собрала вокруг себя творческих людей. Многие знают группу «Трилистник», которую она создала. Эта группа провела несколько десятков успешных программ, посвященных творчеству и жизненному пути известных поэтов и музыкантов. Участники «Трилистника» активно выступали в клубах города много лет.

С Анной я познакомилась по телефону в самый разгар карантина. Она позвонила в редакцию, чтобы поблагодарить людей, которые порадовали ее с мужем приятным и полезным подарком в непростой для всех период полной изоляции. 

То, что Анна - очень чуткий, искренний, знающий и творческий человек, было понятно уже по тому краткому разговору. И то, что она живет своими детьми и внуками, любит их, гордится ими и очень тесно связана со всеми событиями и переменами в их судьбах.

Личную встречу мы запланировали еще тогда, по телефону, но длительный карантин, запреты и ограничения до недавнего времени не позволяли осуществить намеченное. 

И вот, наконец, мы встретились. Квартира Анны больше похожа на дом где-то в горах. Очень светлая, с открытой верандой, чем-то напоминающей китайскую пагоду. Радушные хозяева встречали меня летним фруктовым тортом! Оказалось, что оригинальная выпечка – одно из увлечений хозяйки, которое много лет на семейных праздниках радует близких, особенно малышей.

С них (детей и внуков) Анна и начала рассказ о себе. Все они очень интересные, талантливые люди. Дочь – художница. Сын – известный историк, культуролог и экскурсовод, преподаватель Танаха. Внуки не уступают родителям – все они разносторонне одаренные дети. Например, внучка Эсти – в 21 год она уже пианистка высокого профессионального уровня и имеет педагогическую практику как концертмейстер и преподаватель фортепиано. 

Как и когда вы приняли решение репатриироваться?

Мы жили в Гомеле, и ближе к 90-му году люди стали уезжать просто косяками. Муж не готов был уезжать, он работал инженером в автохозяйстве на тот момент, а я преподавала в музыкальном педучилище дирижирование. Мы жили в районе кооперативных домов, нашими соседями были люди из сельской местности, среди них был страшный антисемитизм. И не только среди них…

Например, когда дочка поступала в Минске, ей сразу сказали, что с такой фамилией тут не учатся, но в итоге она поступила. Когда она закончила художественное училище в Минске, то в поисках места, где нет антисемитизма, поехала работать в Москву, к бабушке. Но там столкнулась с организацией «Память». В общем, было немало неприятных и даже опасных инцидентов. И мы приняли окончательное решение - уехать в Израиль. 

Сколько вам было на момент приезда в Израиль?

Мне было 49, мужу – 52, дочке - 28, а сыну - 15. 

А как дети восприняли переезд? Все-таки на тот момент контраст был гораздо ощутимее.

Помню, сын написал другу: «Сходя по трапу самолета, я сказал себе: «Все, мы дома». В 1988 году в Москве была всемирная книжная ярмарка. Сын поехал в гости к сестре и к бабушке, они взяли его на ярмарку. Там был павильон Израиля. Он купил значок - флаг Израиля, весь 8-9 класс он носил его в школьной форме. 

Приехав в Израиль в июне, он за три летних месяца выучил иврит так, что просил дать ему ульпан по английскому, а не ивриту. В школе со второго класса он изучал французский. 

Попробовав учиться в городской школе, он понял, что надо искать что-то другое, и нашел себе школу в Кфар Хасидим, рядом с колледжем "Ораним". Его очень тепло приняли, а через год он уже участвовал во всеизраильском конкурсе по Танаху. Получил второе место. Первое заняла дочка мэра Хайфы. 

Дочка к моменту переезда уже имела художественное образование и опыт работы, здесь она пробовала себя в разных близких ее профессии областях, например, графиком в газетах работала. Сейчас она создает удивительные вещи – уникальные сувениры по собственному эскизу.

В вашем доме соблюдались еврейские традиции всегда?

Да, мой дедушка был равом и очень большим цадиком. И в мамином доме все соблюдалось строго…

А как Вы осваивались в новой стране? Как Вам давался иврит?

Когда я поняла, что мы должны уехать, открытых групп по изучению языка уже не было, все было забито от и до. Мне с большим трудом достали много раз перефотографированный самоучитель, где нельзя было толком разобрать слова. Но, когда я смогла прочесть первое – Москва, я подпрыгнула до потолка. Учила я и ночью, и в любую свободную минуту.

Прошла 10 уроков до местоименных суффиксов и… встала. Тогда я решила – пусть я буду знать меньше, но лучше. И вернулась на начало, выучила первые 10 уроков идеально! Конечно, там был минимум, но и это мне очень помогло. Я стала быстро схватывать; когда приехала, знала буквы, могла читать вывески… Потом, благодаря своему острому музыкальному слуху, довольно быстро выучила.

А как вообще у Вас складывалась творческая и профессиональная жизнь?

Дирижированием я в Израиле, к сожалению, не занималась. После 33 лет работы в педучилищах Гродно и Гомеля, где я преподавала дирижирование и хоровой класс, это, конечно, было непросто принять. 

Но очень скоро после приезда мне позвонила Эдна Мааяни из Нацрат-Илита и предложила работать в клубах с детьми, преподавать им музыку. Сначала таких клубов было два, потом четыре. Потом были предложения от директора школы "Апрахим" и инспектора министерства образования Ханы Кохани поработать учителем музыки. И в 5 утра я вставала, чтобы успеть к нулевому уроку, а во второй половине дня через весь город с органом в руках спешила в детские клубы. Сложно, но отказываться от работы я не могла. 

занятия в детском клубе

Поддерживала реакция детей, то, как они принимали материал. Был однажды урок, который я продумала поминутно. Когда урок закончился и в класс вошел следующий учитель, дети встали около своих парт и скандировали: «Еще раз, еще раз…».

Что касается творчества, то мы «кучковались» в Гистадруте. Там были Боря Ладин, Володя Штукмейстер… Давали концерты. Выезжали в кибуцы, больницы и дома престарелых.

На одном из таких выездных концертов меня увидела директор колледжа «Ораним» и пригласила к ним. Тогда, у них были курсы для учителей музыки, новых репатриантов, для подтверждения наших дипломов, привезённых с собой.

Расскажите, пожалуйста, про любимый всеми кармиэльский «Трилистник» .

Литературно-музыкальная композиция – это мой любимый жанр. А возникла эта группа, это трио, наверное, в двухтысячном году. Я сама часто посещала городские мероприятия, меня приглашали в них участвовать. Так я стала писать собственные сценарии вечеров. И, в итоге, написала и показала в Кармиэле 45 выступлений, точнее – 45 тем.

В «Трилистнике», кроме меня, сразу была пианистка Виктория Каменецкая (с ней я познакомилась на одном вечере). Она закончила музыкальное училище в Ленинграде. Мы сразу почувствовали друг в друге профессионалов. И какое-то время с нами был Аркадий Гойхлернер. Замечательный баянист, ответственный, музыкальный, педантичный… К сожалению, он ушел из жизни, был болен раком. Когда еще Аркадий был жив, к нам присоединился автор стихов и музыкант Виктор Сапиро. Получилось, что он как бы пришел на смену.

У меня хранятся папки со сценариями каждого творческого вечера: от Пушкина и поэтов Серебряного века до Окуджавы и Высоцкого… 

Только по Булату Окуджаве мы сделали четыре программы. Никак не могли охватить это явление. Запоминающаяся программа была и о Высоцком. Давали сольные концерты талантливых музыкантов, устраивали вечера на тему праздников, культуры, истории.

Я подготовила также вечер по Борису Чичибабину. Очень долго мне была незнакома эта фамилия, но мой сын однажды подарил мне двухтомник Чичибабина. Вокруг этого двухтомника я ходила 10 лет, не зная, как выстроить образ поэта. Пока не перечитала Варлама Шаламова. Тогда все встало на свои места. Мой сценарий одобрили даже исследователи его творчества, о чем они мне потом писали.

Перед микрофоном я себя чувствую, как перед хором. Это для меня минуты счастья. Поэтический или музыкальный вечер – час, которым я наслаждаюсь и живу…

 

Мы говорили очень долго, хотелось бы рассказать обо всей семье как можно больше, но пока, в рамках нашей рубрики о репатриантах разных лет, мы публикуем ту часть интервью, которая связана именно с переездом в Израиль и с путем интеграции. 

Опыт репатриации только кажется похожим – у каждого он свой, уникальный. Как и сами люди!

 

Читайте также:

новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля
О спорт, - ты мир! А мафия - бессмертна!

Спортивная мафия в Кармиэле. Игры для интеллектуалов

подробнее
новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля
Муниципалитет работает над перемещением иешивы в новое место

Мэр Кармиэля Моше Конинский продвигает идею переезда иешивы «Рина шель Тора» (где не так давно сотни студентов с положительным тестом на вирус находились в карантине) в новое здание.

подробнее
новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля
Подготовка города к Рош а-шана и Йом Кипур

Организация пространств для соверешия молитвы

подробнее
Подпишитесь на новости!
новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля