новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля
«СПОЙ ТЫ МНЕ ПРО ВОЙНУ…»

«СПОЙ ТЫ МНЕ ПРО ВОЙНУ…»

05 мая 2020

Самую правильную «формулу» праздника Победы вывел, наверное, Булат Шалвович в марше из фильма "Белорусский вокзал". Там подспудно слышалось озвученное позднее: «Праздник со слезами на глазах…» 
Но все стирается от частого (и неразмышляющего!) употребления. 
Окуджаве, наверное, повезло – он недолго там, на войне, пробыл. Но глубоко, травматически пережил. Потом переживание аукнулось в стихах - вслед катастрофе. 
Например, в песне «Ах, война, что ты подлая сделала…», которую при первом публичном исполнении чуть не освистали. Во всяком случае, из зала кричали: «Пошлость!» 


Аукнулось и в таких строках 1959 года:

Ах, война, она не год еще протянет —
На то она и война.
Еще много километров портянок
Выткут из полотна.

Встанет, встанет над землей радуга.
Будет мир тишиною богат.
Но еще многих всяких дураков радует
Бравое пенье солдат.

И потому, знать, за щедро пролитые
за жизни, за радость живых,
трехлинеечки четырежды проклятые
бережем как законных своих.

Словом, он-то понимал, что за Праздник и Мир наступили после тотальных Смерти и Войны, после великой неприкрытой Тяжбы Жизни и Смерти. 
Конечно, праздник. Конечно, радость. Ведь завершилась мировая бойня! Правда, не в мае 1945, а позднее. 
Но это и поминки… По десяткам миллионов тех, кто не пришел. Не пришел, но остался в гораздо большем числе тех, кто пришел. Кто вообще не уходил и был в тылу.
Остался в стойком чувстве необъяснимой подсознательной вины перед ушедшими. Неизбывной вины КАЖДОГО! По сути, вины ЧЕЛОВЕЧЕСТВА перед самим собой. Как ее, ВИНУ, избыть? 


Вот у Твардовского:

Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В том, что они – кто старше, кто моложе – 
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь, –
Речь не о том, но все же, все же, все же...

В библии войны того же Александра Трифоновича под названием «Василий Теркин» есть глава «Смерть и воин». 
Там Смерть убеждает тяжело раненого Теркина не сопротивляться ей. И Косой почти удается убедить бойца. Но – почти!
Помните, какой последний аргумент в необходимости отсрочки выдает ее Теркин? Аргумент неистребимой уверенности в торжестве Жизни! В грядущем победном Салюте. В этом – его праздник! Праздник, но перед пустыми глазницами Смерти. 


…Я не худший и не лучший,
Что погибну на войне.
Но в конце ее, послушай,
Дашь ты на день отпуск мне?
Дашь ты мне в тот день последний,
В праздник славы мировой,
Услыхать салют победный,
Что раздастся над Москвой?
Дашь ты мне в тот день немножко
Погулять среди живых?
Дашь ты мне в одно окошко
Постучать в краях родных,
И как выйдут на крылечко,—
Смерть, а Смерть, еще мне там
Дашь сказать одно словечко?
Полсловечка?
— Нет. Не дам...
Дрогнул Теркин, замерзая
На постели снеговой.
— Так пошла ты прочь, Косая,
Я солдат еще живой.
Буду плакать, выть от боли,
Гибнуть в поле без следа,
Но тебе по доброй воле
Я не сдамся никогда…
И подумала впервые
Смерть, следя со стороны:
«До чего они, живые,
Меж собой свои — дружны.
Потому и с одиночкой
Сладить надобно суметь,
Нехотя даешь отсрочку».
И, вздохнув, отстала Смерть.

… А я просто хотел вспомнить песню на стихи Геннадия Шпаликова и музыку Исаака Шварца. Первый раз она прозвучала, кажется, в фильме Венгерова «Рабочий поселок» (1965). Потом, опять-таки кажется, уже гораздо позднее у Петра Тодоровского в картине «В день праздника» (1978).
И поет ее с удивительной проникновенностью и силой сам Петр Ефимович. 
Вот она про то же. Про праздничные поминки. Или – поминальный праздник.

Спой ты мне про войну,
Про солдатскую жену,
И товарищей погибших 
Как сумею помяну.

Тебя, Сергей, за Волгой схоронили,
Фанерную поставили звезду,
Мой старший брат погиб на Украине 
В сорок первом, сорок горестном году.

Спой ты мне про войну,
Да про тех, кто был в плену, 
Я товарищей погибших 
Как сумею помяну.

Всех без вести, всех без вестей пропавших,
А сколько их пропало за войну!
Всех ребят, ребят России не предавших,
Как сумею, как сумею помяну.

Спой мне про войну,
Про советскую страну

Много стран на белом свете — 
Я ручаюсь за одну.

Она меня мальчишкою растила 
На трудный хлеб, на трудные хлеба 
Ты одна на всех, одна моя Россия, 
И защита, и надежда, и судьба.

Виктор Филимонов

(на обложке кадр из фильма "Служили два товарища")

 

Читайте также:

новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля
Расписание работы клубов Кармиэля, действующих при Отделе алии и интеграции

Постепенно возвращаются к работе организации культурного досуга в городе

подробнее
новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля
Во все тяжкие!

Израильтяне игнорируют предписания минздрава, публичные места заполнены до отказа

подробнее
новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля
О том, как создавали мобильный центр тестирования на коронавирус в Кармиэле

Видео Леонида Каневского

подробнее
Подпишитесь на новости!
новости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэляновости кармиэля, karmielnews, официальный сайт газеты новости кармиэля